Полная версия сайта

Евгений Стеблов: «Михалков вызвал меня ночью — сказать, что Вертинская его не любит»

Актер рассказал о своей первой любви, о дружбе с Никитой Михалковым и Савелием Крамаровым и о том, как Наталья Гундарева спасала Юрия Богатырева.

Василий Ливанов, Евгений Стеблов и Никита Михалков

Моя бабушка, работавшая после войны в Берлине, привезла мне оттуда роскошный немецкий конструктор. Из него можно было построить что угодно. В пять лет я построил театр на колесах, который возил по коммунальной квартире за веревочку. Моими первыми зрителями была моя семья, гости и иногда соседи по коммунальной квартире. Потом я увлекся кукольным театром и занимался им довольно долго. Делал куклы самых разных систем: и перчаточные, и тростевые. В шестом классе написал письмо Сергею Владимировичу Образцову. Я сделал механическую куклу, похожую на конферансье из его спектакля «Необыкновенный концерт», и предложил внедрить свою конструкцию. Из театра откликнулись. Меня «прикрепили» к заслуженной артистке Екатерине Васильевне Успенской, которая надо мной шефствовала. Кукольный театр стал моим первым закулисьем…

Параллельно с театром в старших классах у меня проявилась тяга к сочинительству. Мои смешные сочинения в учительской зачитывали друг другу педагоги. Чтобы это развивать, мама попросила своего друга — известного в Москве преподавателя литературы Бориса Наумовича Лондона, чтобы он со мной занимался. А Лондон преподавал литературу в молодежной актерской студии при Театре Станиславского. Дело там было поставлено достаточно серьезно. Я там впервые услышал Булата Окуджаву, когда тот только начинал писать песни. Роберт Рождественский читал нам стихи. В студии занимались люди, которые стали в итоге талантливыми артистами, — Инна Чурикова, Виктор Павлов, Саша Пашутин. Ну и Никита Михалков — там мы и познакомились.

Окончив школу, решил поступать в театральный институт. Когда об этом узнала бабушка, она разыскала свою подругу детства Цецилию Львовну Мансурову, народную артистку, легендарную первую исполнительницу принцессы Турандот в спектакле Вахтангова. Бабушка позвонила Мансуровой и попросила меня прослушать. У нее на двери висела медная табличка: «Мансурова-Шереметева». Мужем ее был граф Шереметев. Из любви к ней он не эмигрировал во время революции со своей родней, а остался в России, служил в оркестре Вахтанговского театра и был одним из авторов музыки к спектаклю «Принцесса Турандот». Он погиб довольно молодым, на охоте, но Цецилия Львовна память о нем хранила всю жизнь. Я показал ей номер, изображал старуху с ребенком (в качестве ребенка была перчаточная кукла). Ей понравилось, но она сказала: «Надо сменить репертуар. Зачем тебе показывать старух?» Совет помог — я поступил с рассказом Бориса Житкова «Хвостики», который шел от лица маленького ребенка. Конкурс в Щукинском училище тогда был сто человек на место.

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...

Фото Никиты Михалкова

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    жалко, что так мало написано.... Богатырева очень жалко, всегда казалось, что он умер больше от одиночества чем от болезней.

  • #
    Очень мне нравится Стеблов, он светлый и добрый. И такая дружба с Никитой всю жизнь-это очень искренне. Такое, к сожалению, сейчас встретишь редко

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение

    Читайте еще