Полная версия сайта

Евгений Евстигнеев: неизвестные воспоминания

«Я жив...» — так будет называться книга о легендарном артисте, которую сейчас готовит к печати вдова Евгения Александровича актриса Ирина Цывина.

Евгений Евстигнеев с Владимиром Конкиным в фильме «Место встречи изменить нельзя». 1979 г.

На стене в ней висели огромные иконы, вышитые гладью. Наша экскурсовод все нам показала, рассказала, в том числе упомянула о выписанном из Италии свинцовом водопроводе. И вдруг Евстигнеев спросил: «Простите, пожалуйста, а туалет был?» Она опешила: «Что-что?» Он: «Туалет был?» И она, немного смутившись, начала объяснять: «Именно туалета не было, но у царя имелась мыленка, оббитая свинцом, в ней он мылся, все-таки тогда уже вода в Кремле была». Конечно, надо было знать Евстигнеева, чтобы правильно понять его вопрос. Он всегда старался вникнуть во все детали, это помогало ему в работе.

После мы брели по коридорам Крем­ля, что-то он мне рассказывал, затем вспомнил: «Пойдем-ка, мне надо позвонить. Давай к коменданту заглянем». Постучали в дверь, комендант, естественно, Евстигнеева узнал: «Проходите, проходите», усадил нас за стол, придвинул ему один из телефонов — а у него их штук шесть разных, в том числе «вертушка». Евгений Александрович набрал жене Ире, что-то обычное ей сказал, типа: мне осталась пара сцен, приблизительно во столько-то приеду домой. Затем положил трубку. Комендант сидел, молча смотрел на Евстигнеева — великий артист у него в кабинете, да еще в костюме Грозного. 

Вдруг неожиданно Евстигнеев заявил: «Могу поспорить, что у вас вон там, в ящике, внизу, в столе, стоит початая бутылка коньяка». У коменданта брови поползли вверх: «Откуда вы знаете?» Опустил руку, открыл ящик и выставил на стол бутылку — действительно початую. Ну и, конечно, мы тогда выпили граммов по пятьдесят… Закончив смену, шли вдвоем к его машине, и Евстигнеев мне сказал: «Ты не представляешь, как я рад. Мы с Ирой переехали в новую квартиру, и у меня там кабинет. Сейчас я поеду в Англию, сделаю операцию, вернусь и обустрою его. Ты оценишь — стол, книги рядом, все очень удобно». Он так светло, оптимистично об этом мечтал. Это была наша последняя встреча… Нам еще предстояли съемки, но он в картине не доснялся. Уехал и не вернулся…

Евгений Евстигнеев с Ольгой Аросевой и Юрием Никулиным в фильме «Старики-разбойники». 1971 г.

Однажды в «Современнике» мы репетировали «Мурлин Мурло» с Ле­ной Яковлевой. Я лежал, она сидела. Волчек предложила: «Погладь ее. Только не вставай». Я удивился: «А как?» — «Ногой погладь ее, ногой». — «Как — ногой?!» — «Ну, как можешь, ногой погладь. Представь, что ты рукой это делаешь». Я как-то пытаюсь гладить ее ногой. У меня там роль алкоголика, человека, который, в общем-то, может и ногой погладить, но мне это кажется дико нелепым. И тут Волчек говорит: «Слушай, я помню, мы на гастролях были, и Евстигнеев заболел, температура у него была высокая. Лежит он в трусах и в носках на кровати, жара страшная. Мы молодые, все в одной гостинице. Кто-то входит в его номер и спрашивает: «Женя, у тебя закурить есть?» И он ногой так показывает: «Вон, возьми…» Понимаешь? Ногой!» И когда она мне рассказала об этом, сразу моя нога как-то стала мне дорога, и у меня быстро и легко получилось превратить ее в руку — я просто уловил то состояние.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или