Полная версия сайта

Елена Яковлева: «Прабабушка рассказала, где зарыла сундук с драгоценностями»

Эксклюзивное интервью.

Елена Яковлева

Папа уступил девушке жилье. Но не прогадал — он стал приходить к ней в гости. И как-то очень быстро у них родилась я. Мне было года два или три, когда мы поехали в какой-то дальний гарнизон. Потом была Германия. Папина военная карьера активно развивалась, прибавлялись звездочки на погонах. После Германии его, ну и нас с ним, заслали в Нижнеудинск Иркутской области: после хорошего всегда наступает что-то похуже. В Сибири мы прожили довольно долго, а параллельно папа оту­чился в Москве в военной академии. Когда очередная звездочка появилась на погонах, его отправили в Харьков, в танковое училище преподавателем тактики. Там я оканчивала школу. У меня даже звание есть — почетный житель Харькова. Хотя я не родилась в этом городе и не так уж долго там прожила. Прошлым летом меня так же почетно туда не впустили, запретили въезд на Украину на три года. Печально…

Вы не представляете насколько гарнизонная жизнь скучна! Особенно в Иркутской области. 50-градусные морозы зимой, очень долгая весна и очень короткое лето, похожее на осень. В реке Уда, которая течет с Саян, купаться невозможно. В ней никогда не тает шуга — так мы называли мелкую ледяную крошку. Единственное развлечение для детей — по весне идти на острова. Там растет багульник. К 8 Марта наломаем веточек, где-нибудь в уголочке поставим в воду, цветочки распустятся — вот к 8 Марта маме и подарок. Других цветов взять было негде. Летом уже другое развлечение. Берешь трехлитровую банку, кидаешь туда хлеб, в пластмассовой крышке делаешь дырочку и ставишь против течения. В банку заплывали мальки есть хлеб. Ты мальков в соль и на веревочку. 

Ничего вкуснее никогда потом не ела! А когда мороз ударит, очень хороши ранетки — маленькие красные яблочки. До морозов этот сорт есть невозможно, он очень терпкий. А подмерзнут такие яблочки и становятся прозрачными, звенящими, как игрушки, а на вкус — как мороженое… Кроме ранеток, ничего у нас не вызревало. Правда, именно в Нижнеудинске я впервые в жизни попробовала бананы. Их завезли в военный магазин и распределили поровну между семьями. Вышло по три банана на каждую семью. Бананы были зеленые. Мы положили их в коробку и засунули под кровать (нам объяснили, что бананы положено хранить под кроватью). И все время мы с младшим братом Димой под кровать заглядывали, но бананы все не желтели и не желтели. Зато в один прекрасный день они почернели. 

Мама сказала: «Давайте хотя бы так попробуем». Мы попробовали, это было что-то отвратительное. Так мы поняли, что бананы нам абсолютно не нужны… Когда папу после такой жизни перевели в Харьков, это было потрясение. Мы приехали туда в июле. После Сибири — рай! Тепло, абрикосы растут на улицах. Мы, два голодных ребенка, подбирали паданцы с земли и сразу ели. Хотя можно было просто рвать плоды с деревьев. Они же были ничьи! Но мы этого не знали, нам казалось: а вдруг кто-то сейчас придет и уличит нас в воровстве?! И вот мы с братом нажрались тогда этих абрикосов с земли так, что с тех пор я и к абрикосам тоже не очень…

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или