Полная версия сайта

Екатерина Рождественская: «Отец ушел рано»

Несмотря на занятость, Катя часто приезжает к маме, которая живет в легендарном поселке Переделкино.

«Вся обстановка в доме сохранилась, как при жизни отца». С мамой и младшим сыном

Господи, как мне было страшно делать Робе искусственное дыхание! У него в груди что-то булькало (как выяснилось потом, разрыв пищевода. При чем тут пищевод?). Что-то вкалывали, вливали. Он лежал на диване, потом его переложили около шкафа на пол, на жесткое. Я стояла на коленях около отца, чтобы в такт нажимать ему на грудь.

Раз, два, три, четыре, пять — вдох. Я все время сбивалась. Раз, два... Господи, Отче наш... Ну пожалуйста... Раз, два... вдох. Да приидет Царствие Твое, как на Небесах, так и на земле... Раз, два... Я старалась, ох как я старалась! Я ничего в жизни своей не делала еще с таким старанием...

Но папа не знал этого. Он уходил.

«Роба! Подожди!» — как мы звали его!

«А?» — на секунду вспыхивал взгляд.

«Роба! Роба!!» — мы кричали и тормошили его что есть силы.

«А?» — и опять угасал. И вдруг: «Девочки, я вас люблю».

Это были последние слова, которые он произнес...

Его еле дотянули до «Скорой». Врач сразу поставила ему подключичный катетер, выгнала нас из комнаты и через полчаса реанимационных работ сказала, что можно везти в больницу. Мама все время выходила из кухни и спрашивала: «Он умер? Он умер?» Я привела детей, когда его положили на носилки, но дети только испугались.

Мы помчались за «Скорой» в «Склиф». Помню, как я билась в железную дверь приемного покоя и кричала: «Вы довезли его?»

Но никто ничего не мог мне ответить. Двери наконец отворили, показалась нянечка: «Успели, успели». Мы сели у реанимации и стали ждать. Как же мне хотелось, чтобы к нам вышел доктор и сказал: «Ему лучше, он пришел в сознание». Но вместо этого врач произнес: «Остановка сердца. Но мы его реанимировали!» В те минуты я даже не молилась, мне казалось, что я мысленно делаю ему массаж на открытом сердце. У меня самопроизвольно сжимались и разжимались руки. Потом врач признался нам: «Знаете, у него было семь остановок сердца, и все семь раз нам удавалось его завести. Первый раз в моей практике я вижу такое: как будто кто-то удерживал человека на этом свете». Рошаль упросил, чтобы нас с мамой на секундочку пустили к Робе. Мы зашли в палату, он лежал весь в проводах и трубках, с закрытыми глазами, без сознания. Мама дотронулась до его руки и удивилась: «Робочка, какой ты теплый!»

Главный сторож переделкинского дома — среднеазиатская овчарка Груня

У него же в последнее время всегда были холодные руки и ноги. Судя по всему, он услышал ее. Огромная слеза медленно потекла по его щеке. Нас попросили уйти. Через несколько минут из палаты вышел Рошаль и зарыдал, мы все поняли… Первые десять лет после смерти отца я не могла читать его стихи. Когда слышала, что кто-то начинает декламировать Рождественского со сцены, у меня из глаз градом катились слезы.

Папа был очень необычным человеком, совершенно неземным, не от мира сего. У него была потрясающая интуиция, невероятная доброта и честность. Может быть, из-за того, что он много всего в жизни испытал, скитался по детским домам во время войны, когда его родители воевали на фронте… Для меня его смерть стала невосполнимой утратой.

И дело не в том, что он был гениальным человеком. Просто между нами была потрясающая связь. Я не часто обнимала его, редко целовала. «Папочка, как я тебя люблю» — эти слова я говорила ему всего пару раз в жизни. Но общение между нами проходило на другом уровне — космическом, не побоюсь этого слова. Мы были невероятно близки.

Помню, в детстве, в Гаграх, мне было лет 8—10, мы с ним, как рыбы, уплывали далеко-далеко, не за буйки, а за горизонт. Все на берегу волновались, переживали, бегая в ужасе, возмущались. Как родители могут допускать такое! А мама была за нас абсолютно спокойна. Когда я уставала, то ложилась к нему на спину, обхватывала его за шею и какое-то время отдыхала, а потом мы плыли дальше. Вот такое у нас было дельфинье единение.

— Вы никогда не ревновали отца к вашей младшей сестре?

— Какая ревность?!

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...

Рейтинги

В каком фильме или сериале лучшая роль Ирины Муравьевой?
«Москва слезам не верит» (1979)
23849
37%
«Карнавал» (1981)
18552
28%
«Самая обаятельная и привлекательная» (1985)
20786
32%
«Не родись красивой» (2005-2006)
1991
3%
ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • bear-cut

    #
    Хороший материал. Мне понравился. Рождественская в моем представлении была всегда какой-то темной лошадкой, мало что о себе говорила. По крайней мере, я не встречал ее интервью. И почитать о ней - о, собственно, ключевой фигуре вашего издательства было очень заманчиво. Катя предстала приятным и трогательным человеком. Успешность материала в данном случае обеспечила сама героиня. :D

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение

    Читайте еще