Полная версия сайта

Андрею Миронову Плучек не простил режиссерского успеха

Неизвестные факты из жизни знаменитых актеров.

Андрей Миронов  Татьяной Васильевой и Верой Васильевой в спектакле «Ревизор». 1982 г.

Представляю, каково Андрею Александровичу было услышать про Хлестакова. Да и кроме Зинаиды Павловны было немало желающих воспользоваться конфликтом Плучека с Мироновым и столкнуть нас с Андреем Александровичем лбами. Думаю, ему ничего не стоило уничтожить меня, я ведь был зеленый пацан, 21 год, только после института. Но Миронов, напротив, отнесся ко мне очень доброжелательно. Мой самый первый выход на сцену был в массовке спектакля «У времени в плену», который я не успел посмотреть. Мне сказали: «Переоденься в матроса, на матросском балу к тебе подойдет девушка, станцуешь с ней вальс». И вот Миронов читает свой монолог, объявляет бал, а все актрисы идут мимо меня и ни одна даже не смотрит в мою сторону. Тогда я обнял себя за плечи и стал вальсировать. Видимо, Андрею Александровичу понравилось, как я выкрутился, за кулисами он похвалил меня: «Слушайте, а вы молодец!»

А потом мы с ним приступили к репетициям «Трехгрошовой оперы», Миронов играл главаря банды по кличке Мекки-нож, а я одного из его бандитов Джимми, спектакль шел с большим успехом. У меня даже свои поклонницы появились. Конечно, не в таких количествах, как у Миронова, на которого каждый раз после спектакля налетала огромная толпа. Из-за этого он даже стал свою машину оставлять в саду «Аквариум». У нас за сценой была дверь, в которую заносили декорации, она вела туда, мало кто из посторонних об этом знал. Часто на «Трехгрошовую оперу» Миронов приезжал прямо со съемок, переодевался и уже в костюме и шляпе Мекки шел по коридору собирать свою «банду», открывая ногой двери в гримерки, — так он ловил актерский кураж. Сижу у себя, вдруг — та-дам — дверь с грохотом распахивается, и входит Андрей Александрович: «Ну что здесь новенького? У меня такое ощущение, что в театре существует какая-то своя, скрытая от меня жизнь!»

А потом с этим спектаклем мы отправились на гастроли по Германии. На наш первый спектакль в Кельн съехалась эмиграция со всего мира. А мы еще в Новосибирске специально для этих гастролей учили с педагогом зонги на немецком языке. И произвели настоящий фурор, потом вышла статья «Дождь из цветов для звезд из Москвы», где Миронова сравнили с Азнавуром. Правда, наша переводчица Ирена, которая впоследствии работала с Михаилом Горбачевым, в антракте зашла к нам и удивлялась: «Зал неистовствует, такая энергетика от вас идет, но на каком языке вы поете?» Естественно, свободное время уходило на беготню по магазинам — у всех были списки от домашних. Кто-то из родственников Ширвиндта заказал ему привезти из Германии иголку для вышивания бисером, и вот они с Мироновым за ней отправились в универмаг. 

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или