Полная версия сайта

Андрей Миронов: Почему зрители потребовали убрать его из «Кабачка «13 стульев»

Уникальные воспоминания о съемках от актрисы Театра сатиры Зои Зелинской, она же незабываемая «пани Тереза».

 Валентина Шарыкина, Ёла Санько и Наталья Селезнева

Говоря о Театре сатиры, невозможно не вспомнить и о Татьяне Пельтцер. Она была прекрасной комедийной характерной актрисой, поэтому с молодости играла возрастные роли, но, конечно, мечтала сыграть настоящую женщину — героиню. Когда она стала секретарем парторганизации театра, то пошла к Плучеку и попросила у него роль леди Этеруорд в пьесе «Дом, где разбиваются сердца». А он говорит: «Я вас и так занимаю в этой постановке, но только в роли няни Гинес». Пельтцер отвечает: «Валентин Николаевич, но вы же тот самый режиссер, который умеет рисковать». — «Да, но не настолько же, Татьяна Ивановна». Сейчас о ней пишут как о старейшей актрисе театра, что, конечно, не так. Были в «Сатире» и другие актеры старшего поколения — это Владимир Хенкин, Надежда Слонова, Федор Курихин, Георгий Тусузов, Валентина Токарская… Кстати, с этим связана одна из знаменитых шуточек Пельтцер. Праздновался очередной юбилей театра, роскошно срежиссированный Плучеком. Вячеслав Зайцев создал какие-то уникальные костюмы, у каждого был свой цвет, все получилось изумительно красиво. В финале вся труппа абсолютно неподвижно стояла на сцене на возвышении, а Георгий Тусузов, как старейшина театра, ему тогда было уже под девяносто, появлялся из-за кулис и обегал вокруг нас. И тут Пельтцер поворачивается к Токарской и шепотом ей говорит: «Вот если бы ты свой возраст не скрывала, ты бы тоже сейчас бежала с Тусузовым по кругу, а не стояла здесь столбом с нами». Не знаю уж, как мы удержались от того, чтобы не расхохотаться. Кстати, про Тусузова Папанов придумал афоризм, который прижился: «Не страшно умереть, страшно, что в почетном карауле будет стоять Тусузов». Он многих пережил…

Что касается Токарской, она была настоящая дама. Помню, какое впечатление она произвела на главного архитектора Москвы Михаила Посохина, когда Плучек отправил нас с ней к нему договариваться насчет перестройки здания театра. Дело было так: Театр сатиры тогда располагался на Малой Бронной, но у Плучека была мечта переехать на площадь Маяковского, ведь он поставил все три пьесы Маяковского: «Клоп», «Баня» и «Мистерия-буфф», которые принесли театру славу и популярность. А министр культуры Фурцева наш театр не любила. Особенно после того, как для нас стал писать пьесы турецкий писатель Назым Хикмет. На родине его долго держали в тюрьме за то, что он был настоящим коммунистом, без оглядки верил в идею светлого будущего и писал поэмы о Ленине. Однако, когда он приехал в Советский Союз и увидел, что здесь происходит на самом деле, был сильно разочарован. И написал пьесу о культе личности «А был ли Иван Иванович?». В принципе, об этом можно было говорить, ХХ съезд партии уже состоялся. Поэтому-то пьесу нам и разрешили ставить. Но все же получилось уж слишком остро. Да и Папанов сыграл главную роль весьма убедительно, его сходство со Сталиным в гриме и костюме было пугающим. В финале звучал голос самого Хикмета: «Меня могут счесть неблагодарным человеком. Я приехал в страну, которую так любил. Увидел правду и не промолчал. И если найдется какой-нибудь театр, у которого достанет смелости об этом рассказать, я буду благодарен». К театру накануне премьеры подойти было невозможно: дежурила конная милиция. Все это длилось семь дней, было сыграно всего семь спектаклей, в зале перебывали все знаменитые режиссеры, включая Товстоногова и Акимова, многие сидели на приставных стульях. Через неделю спектакль закрыли под предлогом того, что культ личности Сталина развенчан и спектакль уже не актуален.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или