Полная версия сайта

Анастасия Заворотнюк: «Я могла потерять семью...»

Впервые в Сети! Интервью популярной актрисы 2005 года о ее мужьях, карьере и детях.

Анастасия Заворотнюк

— Не пытались отстоять привычную для себя одежду? Ведь в оригинале «Няни» главная героиня одевается ближе к повседневной американской жизни.

— Я стараюсь никогда не рубить сплеча. Если мне что-то советуют, сначала слушаю, перевариваю, делаю выводы и пытаюсь с этими выводами пожить. Когда, примерив свою юбочку, услышала: «Excellent! » — только сказала: «Но Вике ведь уже не 17 лет!» В ответ меня подвели к большому зеркалу: «Ты видишь, что это хорошо?» Так моя Вика получила свою самобытную «униформу». Самое смешное, что героиня научила меня и в жизни носить короткие юбки, а черные вещи заставила постепенно заменить на цветные.

— Это единственное, что изменилось в вашей жизни с появлением «Няни»?

— О нет. Съемки перевернули мою, казалось, размеренную жизнь с ног на голову. Предполагала, что новая работа будет начинаться утром и заканчиваться часов в 6—7 вечера, а после этого буду предаваться маленьким семейным радостям. Как я ошиблась! Первый же съемочный день начался в 8 утра, а закончился в 4 часа ночи. Я тогда подумала: «Господи, если так будет каждый день, как же это выдержать?!» Благо до утра мы снимали еще только раз. Обычно съемки заканчиваются в 10—11 вечера. Когда стало понятно, что в таком режиме мне придется находиться еще по меньшей мере год, я приняла трудное для себя решение — оставить работу в театре. Не думаю, что мой уход принес театру какие-то глобальные неприятности, ведь я не была в нем очень сильно занята. Только, ради бога, не подумайте, что во мне говорит какая-то обида. У меня просто такой подход к жизни. Получается что-то в профессии — отлично, не получается — ничего страшного. В жизни масса всего интересного и масса областей, в которых ты можешь быть полезен и незаменим.

— Когда вы собирались стать актрисой, предполагали, что в будущем если не легко, то спокойно расстанетесь с театром, тем более с такой престижной площадкой, как «Табакерка»?

— Начнем с того, что я и предполагать ничего не могла. Я окончила школу в Астрахани и поступила в Астраханский пединститут на исторический факультет. Извините за каламбур, но я мечтала стать актрисой, при этом и не мечтая ею стать. Моя мама — актриса, папа — режиссер. Я прекрасно понимала все сложности актерской профессии, всю ее зависимость от случайностей, от режиссера, от везения… Поэтому и испугалась поступать в театральный. Однако весь свой первый год на историческом факультете я никак не могла избавиться от мысли, что занимаю чужое место. И, уже готовясь к летней сессии, все-таки решила ехать в Москву пробоваться в театральный институт. Мне было все равно, поступлю или нет. Хотела только услышать одно из двух: «Девушка, вы бездарность. Уходите» или: «Вы очень талантливы, мы вас так ждали».

На помощь пришел папа. Он поехал со мной в Москву. Маме было сказано, что я уезжаю на практику в археологическую экспедицию, а папа — в срочную командировку. Папа в меня очень верил и считал, что я непременно поступлю. Он буквально заразил меня верой в себя. Можете себе представить, что стало со мной, когда в списках прошедших первый тур в ГИТИСе моей фамилии не оказалось?! Я набрала воздух в легкие, а выдохнуть не могла… В общем, засобиралась я назад — в Астрахань. В конце концов я ведь услышала то, что хотела. Но тут вмешался папа. Два дня он со мной боролся, убеждал, что я должна вырабатывать в себе бойцовские качества... В итоге я пошла на прослушивание в Школу-студию МХАТ и в «Щуку». Но ГИТИС продолжала обходить стороной. Тогда папа сказал: «Знаешь, свой страх перед этим вузом ты все-таки должна преодолеть. Сейчас ты пойдешь и попросишь, чтобы тебя выслушали».

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или