Полная версия сайта

Алла Ларионова: Неизвестная история любви

Друг Рыбникова и Ларионовой раскрывает тайны актерской семьи.

Алла Ларионова с Сергеем Столяровым

Потом мы стали видеться в Театре киноактера, где Алла была в штате, а мы с Борей часто бывали на спектак­лях. Алла много снималась, поэтому в спектаклях не была занята, но иногда появлялась в театре в сборных концертах артистов кино. Она уже знала, что я друг Герасимова и Макаровой, да и сама прониклась ко мне симпатией. В одну из таких наших случайных встреч в 1957 году мы разговорились о ее ролях и жизни вообще. И Аллочка сообщает: «Ребята, у меня новость: я вышла замуж за Николая Рыбникова и стала мамой, я родила дочку!» Мы спросили: «Когда же мы увидим ее?» И тут Алла дает свой телефон, адрес и приглашает в гости через неделю. Это было уже второе чудо — после того как меня пригласила войти в свой дом Макарова.

И вот настал назначенный день. Мой друг был занят и, к своему великому огорчению, прийти не смог. Но я пригласил свою знакомую, потому что постеснялся идти один — вдруг, думаю, Рыбникову это не понравится? Нам всем тогда было по 24—25, люди молодые, мало ли что муж подумает про меня с Аллой? С Колей мы тогда еще были практически не знакомы — если не считать того, что я несколькими годами раньше смотрел во ВГИКе его дипломный спектакль (меня пригласили Макарова с Герасимовым). Рыбников играл Петра I, и это было поразитель­но! Маленького роста, худенький парнишка, ничего общего с царем-гигантом. Но он так вошел в роль, что на сцене был безусловно царь-Петр, перевоплощение потрясающее! Оказавшись за кулисами, я наравне с другими поздравил тогда Рыбникова с дебютом и пожелал успехов. И оказалось, он меня запомнил! Когда мы с подругой позвонили в их дверь, нам открыл именно Коля: как сейчас помню, он был в белоснежной рубашке, счастливый, улыбающийся. Жили они тогда в Аптекарском переулке, в доме 13/15, в четырехкомнатной квартире. В двух комнатах — брат Аллы с женой и детьми, а в остальных двух — Алла с мамой, Колей и новорожденной Аленой. Что меня поразило, когда я вошел к ним, — это огромная корзина белой сирени, а ведь на дворе был не май, а февраль! И это в советские-то годы, когда цветов нигде не купишь. Я изумился: «Алла, а откуда у вас такие цветы?!» Алла объяснила: «Эту сирень мне прислал Вертинский». Оказалось, Александр Николаевич это проделывал не в первый раз. Их знакомство началось с того, что ее фотопробы для «Анны на шее» Вертинскому, уже утвержденному на роль князя, не приглянулись. Он предлагал режиссеру взять совсем другую актрису. И только когда Александр Николаевич увидел, как Аллу снимают в эпизоде, где она в постели играет с котенком, он был очарован, подошел к ней и сказал, картавя: «Б`гаво! Б`гаво!» А потом прислал Ларионовой в гостиничный номер сирень… Где он умудрялся ее раздобывать в любой сезон — загадка. Тот первый мой вечер в гостях у Коли с Аллой прошел замечательно, нас познакомили с мамой Аллы — Валентиной Алексеевной, увидели мы и маленькую Алену. А когда уже собрались уходить, Рыбников не­ожиданно спросил: «Откуда мне знакомо ваше лицо?» Я объяснил, что виделись на его дипломном спектакле. И он говорит: «Помню»...

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или