Полная версия сайта

Алексей Баталов говорил слово «люблю» только одному человеку

«Ну признайтесь, наверное, студентки порой проявляли инициативу, ухаживали за вами?» — как-то...

Алексей Баталов с  Верой Алентовой

Я бы не сказала, что он сильно жалел женщин. Но, безусловно, понимал их очень хорошо. Однажды, наблюдая бесперебойное выполнение домашней работы вокруг себя, стряхнул пепел с сигареты и вздохнул: «Да-а-а… Вам, женщинам, конечно, тяжело. Женщина одной рукой моет, стирает, готовит, другой качает ребенка… А мужчина сидит, курит и… разглагольствует о судьбе России!» Потом, поразмыслив, добавил: «Вообще-то все правильно. Женщина счастлива, если может помочь мужу, ребенку… Она живет этим и реализуется как личность. Я как мужик не могу реализоваться, отдав себя всего кому-то. Это, наоборот, убьет мою личность».

Слово «люблю» Алексей Владимирович часто употреблял, когда речь заходила о младшей дочке, Марии. Рассуждал: «Она сообразительнее многих, умнее меня, например! С чудовищным терпением Маша преодолевала трудности, училась, делала упражнения день за днем… И достигла успеха (Мария Баталова — писатель и сценарист. — Прим. ред.). Однажды я обнаружил, что есть такие поездки актерские, в Дома дружбы, за границу. Я соглашался выступать абсолютно бесплатно, но чтоб за это позволили Машу взять с собой. Так она увидела Париж, Рим, музеи, картины, про которые она читала. Поднялась на Эйфелеву башню!.. Я смотрю на нее и думаю: слава Богу, она родилась в нашей семье. Я хоть что-то могу ей дать, хоть как-то защитить. Она хотя бы «дочка Баталова»… Вот другие дети мечтают о побрякушках, машинах, компьютерах... А она бы была счастлива, если б у нее просто ходили ноги… 

Много лет я надеялся. Ну, мало ли, врачи же такие хорошие есть, медицина идет вперед, какие-то новые достижения… Мне вот, когда не было еще и сорока, наши, русские доктора вернули пропадающее зрение. Нам с Кешей Смоктуновским на съемках «Девяти дней одного года» пожгло глаза этими огромными военными прожекторами, которые были нужны, чтобы осветить огромное помещение. Кеша потом тоже долго мучился, серьезно болел глазами… А я, благодаря гениальным врачам из Симферополя, подремонтировался и избежал инвалидности… Но в случае с дочкой — ничего революционного в СССР не было, никто этим толком не занимался. Я практически из-за этого, чтоб разузнать, что есть за границей, согласился какое-то время преподавать в Канаде и Америке. Не зная языка, через переводчика, работал там. А сам ходил по врачам. Но без толку».

Алексей Владимирович не занимался благотворительностью официально, но всю жизнь потихоньку кому-то помогал. Первый в столице пансионат для детей с ДЦП строился много лет, и Баталов всячески пробивал эту идею, просил, звонил, собирал подпи­си… Потом подружился с хором детей-инвалидов. Когда в Москву приехала Монтсеррат Кабалье, Баталов предложил ей выступить с таким хором. Она согласилась. А потом рыдала в гримерке, когда увидела этих детей, и Баталов ее утешал. Языка он не знал — ни слова, они общались жестами, сердцами, и Кабалье была в восторге от обаятельного русского артиста. Вот так он всю жизнь и помогал людям — куда-то позвонит, кого-то попросит, где-то замолвит словечко. Но никогда об этом не расскажет.


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или