Полная версия сайта

Русский ветер в норвежских фьордах

С незапамятных времен вся жизнь норвежцев связана с морем. Только благодаря ему можно было выжить.

В таких домиках с земляными крышами живут гости рыболовного лагеря в Хамарое

Из-за страшного шторма спустить шлюпки и высадить на них людей было невозможно. Ветер и волны уносили тонущее судно в открытое море. Норвежским рыбакам о катастрофе стало известно только через сутки. На нескольких баркасах они немедленно отправились на помощь русским. К «Ингерманланду» норвежцы подошли через четыре дня после крушения, когда отчаявшиеся люди помощи уже не ждали. Завидев баркасы, многие моряки попытались добраться до них вплавь, но сил на это, увы, не было. Рискуя жизнью, норвежские рыбаки, обвязавшись веревками, бросались в ледяную воду и вытаскивали обессилевших людей. Благодаря мужеству и отваге норвежцев было спасено 504 человека.

Сейчас весна и еще далеко до сезона осенних штормов, но капитан просит нас надеть спасжилеты — такой порядок.

Хютте — традиционный домик норвежского рыбака

Гуннар рассказывает, как недавно рыбак из России вывалился за борт катера — отправлял эсэмэску жене о том, что все в порядке, и не держался за борт, когда лодка отходила от пристани... Наконец на экране эхолота показалась стая рыбы. Капитан немного сдает назад, и все дружно отпускают леску на своих спиннингах. Блесна весит почти полкило, а ловить рыбу приходится на глубине не меньше 80 метров. Сами норвежцы используют стационарную снасть: здоровенная катушка с толстенной леской прикручена прямо к борту — так легче доставать добычу с глубины. «Самая тяжелая рыба — морской черт, — смеется Гуннар. — Когда его тащишь, он открывает пасть и набирает в себя столько воды, что кажется — на крючке огромный палтус». Впрочем, палтусы тут действительно гигантские: в позапрошлом году поймали экземпляр весом 300 кг.

Табличка на месте, где располагался концентрационный лагерь нацистов

На палубе кипит работа, все либо достают рыбу, либо снимают ее с крючков. Полуторакилограммовую сайду Гуннар презрительно выбрасывает за борт — «маленькая». «А треска на 4 кг?» — «Сойдет».

«КЭБИН», «ХЮТТЕ» И ЛОСОСЬ

В три часа ночи солнце поднимается уже высоко, пора возвращаться. Капитан обращает наше внимание на внушительные бетонные бункеры на берегу: остатки немецкой береговой артиллерийской батареи времен Первой мировой. Мощные укрепления отлично сохранились, только орудий не хватает. Наверное, сдали в металлолом. Рыбу по традиции чистят прямо в море, по дороге домой. Чайки, давно стерегущие этот момент, на лету подхватывают рыбьи головы и потроха. Гуннар мастерски вырезает филе, а его внук завороженно наблюдает за процессом.

Мы валимся с ног — это вам не рыбалка с поплавком на Истре. «Кэбин» (так норвежцы называют домики на берегу моря) уже призывно горят на солнце красным суриком и белыми наличниками. Там уставшего рыболова ждет мягкая постель и все радости современной цивилизации: «кабины» оборудованы по последнему слову техники.

У каждого уважающего себя норвежца есть «хютте» (домик) в горах или «кэбин» на море, а иногда — и то и другое. Ну и, конечно, лодка или катер. Но на рыбалку горожане выбираются редко, норвежцы большие домоседы. Другое дело — жители приморской деревни: для них это и развлечение, и пропитание. Раньше рыбу заготавливали впрок: солили, сушили, из трески делали «лютефиск» (обезвоженную содой, а потом присоленную рыбу). Сейчас с добычей особо не церемонятся — разделывают на филе и замораживают.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или