Полная версия сайта

Светлана Коркошко. Возвращение на круги своя

У Дорониной характер трудный и очень «женский». Cейчас она тебя любит и привечает, а назавтра в твою сторону и не глядит.

Первый учебный день разочаровал: «Учитэлька балакала, балакала, я не розумию що и йисты захотила. Тоди достала хлиб с салом, що вы мени далы, и стала йисты. А вона каже:

— Светочка, низзя.

Я кажу:

— Я йисты хочу.

А вона кажэ:

— Тильки на пэрэрви, а у класи низзя».

Очень удивилась, что мама поддержала учительницу...

Жили мы скромно. Я до самого института донашивала одежду, которую «перерастали» мои сестры. Питались в основном с огорода, держали живность.

Когда спустя годы, в 1984-м, муж предложил:

— Давай купим дом в деревне, — я даже обиделась:

— Какой дом? Папа с мамой все сделали, чтобы я стала «городской», а ты опять хочешь загнать меня в огород?!

Собиралась свою старость лелеять в санаториях и домах отдыха. Однако муж настоял, и теперь я ему так благодарна! В «лихие девяностые» огород нас прокормил. Но однажды зимой все померзло — малина, клубника, и я сказала себе: «Хватит!» А то ведь и сажала, и копала, и косила.

Уже в детстве я узнала, что такое социальное неравенство. В меня влюбился сын главного инженера рудника.

В двадцать один год я сыграла главную героиню в фильме «Гибель эскадры»

Мы учились в разных школах: он — в русской, я — в украинской, познакомились на танцах. К нам в хату Саша не ходил, но к себе приглашал. Жили они в особняке. И однажды его мама стала угощать меня пирожными. А я не знала, как их есть — ложечкой или руками, и поэтому, чтобы не опозориться, сказала:

— Ни, спасыби, я нэ хо?чу.

— Почему, деточка?

— Та нэ люблю зо?всим.

Чуть не плакала от желания попробовать: дома самым изысканным десертом считались мамины пироги с тыквой.

Родители наши — потомственные крестьяне — тратили все средства на то, чтобы выучить своих детей. На учителя, врача, агронома — пусть сельского, но начальника.

Как-то получила «тройку» по черчению — ну не давался мне этот предмет, и все тут. Особенно «вид сверху». Старалась, старалась, ночами корпела, я же самолюбивая очень — никак не получается. И папка мой, Иван Софронович, сказал: «Так, доцю. Ще «тройку» принэсэшь — ма?ляром будэшь». То есть высшего образования не получишь и придется всю жизнь стены красить. Я с одного раза его слова запомнила, так он меня напугал.

Сестра Катя окончила сельскохозяйственный институт, Галя — педагогический, Лида — торговый техникум. А я, самая младшая по прозвищу Мизинчик, круглая отличница, решила стать артисткой. Фильмов тогда выходило мало, каждый становился событием, и кто такие, к примеру, Борис Андреев или Марина Ладынина, знала вся страна.

Сейчас звезды производятся, так сказать, россыпью, наверное, это хорошо, но все труднее отличить одну от другой... Впрочем, может, я завидую. И вот однажды в нашем летнем кинотеатре выступала Татьяна Окуневская. Она была прекрасна... Ее схождение с экрана казалось схождением с небес. Видимо, явная недосягаемость высоты, на которой стояла актриса Окуневская, породила у меня тайное стремление туда, где живут эти небожители, играют свои роли, изображая людей красивых, так красиво любящих и красиво страдающих...

Но самое яркое «впечатление от искусства» я получила, когда Криворожский театр привез в наш Дом культуры спектакль для детей. Там по ходу пьесы артисты прямо на сцене ели жареные пирожки с повидлом! Вот так запросто, как бы между делом! И без всяких ограничений.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или