Полная версия сайта

Татьяна Веденская: «Я переживаю, если кому-то не нравится мой роман»

Автор десятков авантюрно-психологических произведений рассказала 7days.ru о сюжете своей новой книги «Ключ к сердцу Майи» («Эксмо»).

В центре сюжета новой книги — кража интеллектуальной собственности. А вы когда-нибудь становились жертвой плагиата?

Интересно, что именно начинающие писатели часто задают мне вопрос о проблемах с плагиатом. В силу специфики жизни писателя я частенько сталкиваюсь с ними, так вот – никто не боится плагиата больше, чем новички. Им кажется, что акулы книжного бизнеса стоят на углу каждого книжного магазина, готовые проглотить их шедевр. Вот они и пытаются защитить свои права любыми способами. На деле же в мире литературы кража рукописей — дело редкое, почти миф.

В моей книге кража не простая, она там — с двойным дном, и я не могу, к сожалению, сказать больше, чтобы не испортить удовольствия от раскрытия этого самого второго дна. Но мне кажется, что тема того, что вообще заставляет других людей красть, — вот то, над чем я пыталась задуматься и порассуждать. Забавно, что из этого практически вышел детектив.

В романе «Ключ к сердцу Майи» героиням приходится проверять даже слова близкой подруги. Неужели никому нельзя верить? Есть ли у вас люди, которым вы доверяете безоговорочно?

 Верить или не верить – вопрос сугубо ситуационный, но надо понимать, что проблемы могут случиться в обоих случаях. Я предпочитаю верить людям, как говорится, «по умолчанию», пока не доказано обратное.  В этом случае отношения получаются высшего качества, что ли. Невозможно же искренне дружить с человеком, а потом, я уж не знаю, ложечки за ним пересчитывать. Все равно осадочек никуда не денешь, как в анекдоте. Да и вообще, я верю в то, что все люди прекрасны, несмотря на их недостатки или даже отчасти благодаря им. Вот это самое многообразие характеров, перекосов, страхов и надежд и есть для меня самое ценное.  А что касается – безоговорочно... Не знаю, наверное, нет. У меня, как говорится, слишком богатый жизненный опыт. Я понимаю – всякое может случиться. Но пока не случилось – даже думать не стану. Я решаю проблемы по мере поступления, и надо сказать, меня не так уж часто предавали.

Вы волнуетесь, ожидая первые отзывы на новый роман? Или этот этап мандражирования для вас давно позади?

Мандражировать – это мое самое любимое. Я переживаю, если кому-то не нравится мой роман — старый или новый, неважно. Я могу заплакать, если кто-то написал мне что-то хорошее. Эмоциональная, как мультяшка. С другой стороны, если кто-то попробует влезть в мой замысел и повлиять на книгу в момент написания, тут я встану стеной за свою идею. Это не касается конструктивной критики — она помогает исправить огрехи и сделать сюжет еще интереснее. В этом смысле я постоянно ищу новые источники для обучения. Учиться, учиться и еще раз учиться, как завещал сами знаете кто.

Работа над книгой — это для вас работа? Или любимое дело, за которым вы отдыхаете?

Работа над книгой – любимое дело, когда я придумываю, занимаюсь креативом и всяким разным другим «брейнштормингом». Общаться, делать заметки, играть с идеями, с персонажами — это моя любимая часть работы, могу заниматься этим вечно. Сидеть перед экраном и писать — тяжелейшая работа. Ты тестируешь каждое слово, каждую фразу — на смысл, на звук, на ритм, на простоту. С годами требования к самой себе все растут и растут, прямо куда деваться.

Насколько вам важна поддержка близких? Принимаете ли критику от родных людей?

Татьяна Веденская

Поддержка нужна любому, но не в смысле писательства, а вообще — в глобальном жизнеобразующем смысле. Я человек глубоко семейный, и связи внутри семьи для меня значат больше, чем можно передать словами. Для меня семья — как для Нео из «Матрицы» — энергия света, с помощью которой он смог прозреть, будучи слепым. Что же касается критики — это слово такое колючее, что к семье я б его и применять не стала. Мои близкие постоянно участвуют в мозговых штурмах. К примеру, я могу собрать их всех и спросить: как заманить в квартиру соседку, которая обычно к тебе не заходит, учитывая, что живет она на другом этаже и увидеть подозрительно приоткрытую дверь не сможет? И начинается. Прорыв трубы — залила водой? Не пойдет, она живет выше. Загадочная записка в Сети? Попросила покормить кота на время отъезда? Сон вещий приснился? Такие посиделки нам всем в удовольствие, а мне от них еще и профессиональная польза.

Как научиться относиться к жизни с юмором?

Это вопрос из серии «как стать Олегом». Был такой забавный мэм, где нарисованный персонаж оглашал список своих целей, довольно абсурдных. И среди них – стать Олегом. Ну как можно «научиться» смеяться над собственными ошибками или недостатками? Можно только взять и начать это делать. У меня сейчас сын учится шутить в больших компаниях, ему хочется, понимаете ли, тоже быть в центре внимания. И вот он меня спрашивает как ты так быстро находишь, над чем посмеяться? А я удивляюсь — чего сложного. Берешь грабли — и наступаешь на них. Раз, другой, третий.  В какой-то момент желание смеяться придет само.  Правда, может быть, не к тебе.

Хеппи-энд в ваших книгах обязателен?

Мне папа в детстве пел песенку — «есть надежда, что у больного все, что мы отрежем, отрастает снова». С таким отцом не могло не вырасти оголтелого оптимиста.  Я лично мои финалы всегда называла «хеппи-многоточиями», потому что после слова «конец» жизнь героев будет продолжаться. Есть такая притча о старике, к которому постоянно приходят с новостями — хорошими и плохими, а он отвечает всегда одно и то же — «посмотрим, что будет дальше». И, в сути своей, каждый финал каждой книги должен был бы заканчиваться именно этими словами, но мне больше нравится, когда на последней странице герои сидят и кофе пьют у фонтана и у них любовь. А что там будет дальше — «посмотрим».

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или