Полная версия сайта

5 интересных книжных новинок современной российской прозы

«Изголовье из травы», «Автопортрет с устрицей в кармане» и другие произведения от издательства «Эксмо».

«У нас нет литературы!» — патетично воскликнул великий критик Виссарион Григорьевич Белинский в 1834 году, обозревая то, что сейчас мы называем рассветом русской классической литературы. «У нас нет литературы! Где же наши новые Пушкины и Гоголи?» — с недоумением спросит современный читатель, оглядывая книжные полки в поисках достойных новинок. Но как был не прав в своем восклицании Белинский, так же не прав в своем недоумении и современный читатель: очевидным образом хорошая литература в России была и в 1834 году, надеемся, что обязательно будет в 2034 году, как без всяких сомнений она есть и сейчас. Предлагаем вам подборку из пяти наиболее интересных новинок современной российской прозы на любой вкус:

Юлия Гурина — «Мы же взрослые люди»

Главная героиня романа Нина попала в тяжелую и страшную в своей обыденности жизненную ловушку. Со стороны кажется, что в ее мире царит полное благополучие: надежный, пусть и второй, брак, второй ребенок, спокойный декрет. Однако за хрупким фасадом «женского счастья» скрывается неприглядная изнанка: утраченные амбиции и полная потеря себя, которую Нина ощущает настолько остро, что ей кажется, будто она заблудилась в своем собственном доме. Поэтому когда Нина случайно встречается со своей первой любовью, она безрассудно бросается в пучину страсти, считая, что больше в ее жизни никогда не произойдет ничего потрясающего. Она думает, что сможет сбежать от себя и своей нежеланной реальности в чудесный мир мечты, но бегство оказывается невозможным. Это предельно точная и честная история об эскапизме и капитуляции перед действительностью, о страшной для многих теме ВИЧ и последствиях неизжитого инфантилизма. Можно ли, на самом деле, назвать героев романа «взрослыми» людьми?

Степан Гаврилов — «Опыты бесприютного неба»

«Мы — пасынки истории. Ни цели, ни места. На нашу долю не выпало ни великой войны, ни великой депрессии. Наша великая война — духовная. Наша великая депрессия — наше существование», — наставлял своих последователей Тайлер Дерден, герой культового романа Чака Паланика «Бойцовский клуб». Похожие мысли преследуют и главного героя дебютного романа Степана Гаврилова «Опыты бесприютного неба», который можно назвать попыткой сформулировать мироощущение поколения, родившегося на закате СССР. Поколения, которому прошлое досталось в виде мифа, героического и иронического одновременно. И главный герой романа, тридцатилетний мужчина, переехавший в Петербург и хватающийся за любую работу, от расклейщика объявлений до доставщика зубных протезов, пытается найти себя в страшных тисках между безграничной свободой и великой ответственностью. Сможет ли этот революционер без революции изменить будущее? Каждый читатель должен найти свой собственный ответ на этот вопрос.

Сергей Вересков — «Шесть дней»

Дебютный роман молодого писателя Сергея Верескова «Шесть дней» сталкивает в одной точке пространства и времени четырех как будто случайных героев. Каждый из них может рассказать свою личную историю: побед и поражений, радостей и горестей, но самое главное — боли, которая до сих пор таится в их прошлом, определяет настоящее и не дает двигаться в будущее. «Шесть дней» — это и роман взросления, и travel story, и любовная история, и одновременно ни первое, ни второе, ни третье. Ведь герои давно уже взрослые, путешествуют они скорее внутри самих себя, чем в пространстве, да и гложет их отнюдь не любовная лихорадка. Это размышление о дорогах, которые мы выбираем, воспоминание о детстве и юности и о самом важном человеке в жизни каждого ребенка, поскольку, на самом деле, помимо четырех героев, в романе есть еще одна героиня — мать, о которой Сергей Вересков и написал свою меланхолическую, горько-сладкую историю.

Марина Москвина — «Изголовье из травы»

«Вначале было слово, и слово это было Япония» — так начинает свой рассказ о путешествии в Страну восходящего солнца писательница Марина Москвина. Вместе с художником Леонидом Тишковым она отважилась на настоящее духовное странствие по этой удивительной и загадочной земле. По той земле, где и поныне звучат голоса древних мастеров японской поэзии и бродят тени дзенских Учителей. Япония для нас — это страна, которая лежит далеко за пределами наших представлений о мире и самой действительности. Путешественники побывали в Токио, Киото и Наре, древней японской столице, медитировали в монастырях и совершили восхождение на легендарную гору Фудзи, прошли по тропинкам поэта Басё и прикоснулись к той самой древней Японии, обители сновидений, образ которой до сих пор просвечивает сквозь современность. Из всех мимолетных, тонких, но невероятно глубоких впечатлений и родилась эта головокружительная книга.

Роман Шмараков — «Автопортрет с устрицей в кармане»

Это изысканная литературная игра в стилизованной обертке классического английского детектива, такая же причудливая и мистическая, как и заглавие самого романа. Молодая художница по имени Эмили найдена мертвой накануне приема, который устраивают в честь открытия выставки ее картин. И теперь гостям дома, съехавшимся на прием, надо раскрыть это преступление, но, как и в любом другом хорошем камерном детективе, каждому из них есть, что скрывать. Параллельно с расследованием убийства молодой художницы на одной из ее картин, которая изображает волка и пастушку, завязывается разговор между двумя ее героями, в ходе которого волк рассказывает своей наивной собеседнице диковинную историю. Филолог Роман Шмараков создает в своем романе удивительный «сад расходящихся тропок», в котором легко заплутает даже хорошо подготовленный читатель. Но заблудиться в тексте Шмаракова совсем не страшно, ведь в этом саду аллюзий, отсылок и стилизаций так приятно блуждать.

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
    Начни обсуждение! Оставь первый комментарий к этому материалу.

Читайте еще