Полная версия сайта

Татьяна Проценко. Сказка Мальвины

Как-то во ВГИКе подошел один из сокурсников: «Узнал, что ты играла Мальвину в «Приключениях Буратино».

Рина Зеленая и Дмитрий Иосифов

...Во ВГИКе нас, будущих критиков, учили относиться к кинопродукции скептически, прежде всего отмечать слабые стороны и безжалостно громить идеологически неблагонадежные картины — времена-то были еще советские. В общем, фильмы и режиссеров ругать, никого не хвалить. Все это шло вразрез с моими внутренними убеждениями, к тому же сама знала, какой это труд — снять картину.

Как-то во ВГИКе подошел один из сокурсников и «включил» критика: «Узнал, что ты играла Мальвину в «Приключениях Буратино». Так вот, никому никогда об этом не рассказывай, потому что сыграла очень плохо».

Я вдруг воочию увидела свое будущее: мне предстояло сломать себя, стать таким же критиканом. Наступил момент, когда не могла заставить себя идти на лекции во ВГИК. Снова стала по ночам плакать.

«Возьми паузу — академический отпуск на годик-другой», — предложил папа. Так и сделала. Благодарна родителям, что не давили. Два года отдыхала. Увлеклась хореографией — танцевала в студенческом ансамбле МГТУ имени Баумана «Молодость» (в детстве я недолго ходила в танцевальный кружок). Мы выступали в зале Чайковского, гастролировали в Чехии. Мне нравилось танцевать. Да и выходить на сцену было приятно — все же я немножечко актриса. А еще наконец вплотную занялась писательством. Стихи я сочиняла с раннего детства. Понимала, что непрофессионально, но однажды, пересилив смущение, рискнула отнести их известному поэту: папа устроил встречу.

Мэтр, почитав мою тетрадочку, глубокомысленно изрек:

— Давай угадаю, кто твой любимый поэт! Блок?

— Да, — выдохнула я. — А как вы узнали?

— А-ха-ха, девочка моя! Забери ты это свое, с позволения сказать, творчество, не позорься, читай Блока, и все у тебя будет хорошо.

Дома проревела всю ночь. Надо сказать, поплакать я любила всегда. У меня даже есть стихотворение на эту тему:

Первые слезы — обильные.
Слезы вторые — сильные.
Третьи слезы меткие.
Слезы четвертые редкие.
Пятые — смяты.
Шестые — изъяты.
Слезы седьмые — простимы и святы.

В детстве, бывало, мама обнимала, прижимала к себе:

— Что ж ты, доченька, так плачешь? Ты мне сердце рвешь.

А я в ответ:

— Жалко... — а кого жалко, чего?

И вот, взяв академический отпуск, я опять набралась смелости — и отнесла свои стихи аж в Литературный институт, где проходил творческий конкурс для абитуриентов. Через некоторое время получаю письмо: «Уважаемая Татьяна, вы прошли конкурс, приглашаем на экзамен». Я не сплю? В приемной комиссии Литинститута сочли мои стишки сколько-нибудь достойными внимания?! Показала письмо папе с мамой, осторожно заметив: «Может, у меня действительно есть талант?» Очень хотелось продемонстрировать эту бумагу пафосному поэту, рекомендовавшему «не позориться».

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или