Полная версия сайта

Светлана Мизери. В тихом омуте

Я долго не понимала, что с Олегом Николаевичем не так. Наконец сформулировала: в нем всегда чувствовалось человеческое мужское гнильцо.

Светлана Мизери с Арменом Джигарханяном и Светланой Немоляевой

В Зимина я была влюблена. Он уже служил во МХАТе, когда меня взяли в труппу. Узнаваемость у публики пришла к нему позже — после роли директора школы в картине «Доживем до понедельника». Старшее поколение — Кторов, Грибов, Тарасова — встретило меня тепло, по-доброму. У молодых артистов возник повышенный интерес к новенькой, но я никому не отвечала взаимностью, держалась в сторонке. С Михаилом Николаевичем, ведущим актером МХАТа, мы вместе репетировали в пьесе Салынского «Забытый друг». Зимин сразу произвел на меня впечатление — большой, крепкий русский мужик, к тому же невероятно талантливый. Обычная история: играли в чувства и доигрались. Не остановило даже то, что он женат. Помню, беседовали как-то о будущем, о театре, он спросил:

— Света, кого бы вы хотели сыграть?

И я не задумываясь ответила:

— Мать!

Мне исполнилось тогда всего двадцать два года. Разговор оказался судьбоносным, я действительно стала матерью, а Мишу сделала отцом. Впервые он женился еще в Школе-студии на хорошей женщине, обожавшей его. Но когда у нас начались серьезные отношения, она Мишу отпустила. Родители Зимина меня приняли. Он из простой семьи. Отец Николай Иванович был мастером на Сормовском заводе. Сын начинал у него подмастерьем. Может, поэтому мне и понравился. Люблю корневых людей, у которых есть здоровая основа. Такой же была и Мишина мать Александра Ивановна.

Именно я уговорила Зимина перейти в «Современник»:

— Сделаем вместе с ребятами новый театр, это так интересно! Все в нем будет наше с самого начала!

— Ладно, пойдем! — согласился Миша.

Но все для нас там оказалось чужим. Режиссура Ефремова была простой и примитивной, как и драматургия Розова. Все это меня раздражало, но я сдерживалась. Чтобы стало понятно — в свое время Усков и Краснопольский предлагали мне интересную роль в сериале «Тени исчезают в полдень». Пришла на кинопробы, сыграла, Краснопольский говорит:

— Свет, ну что ты как в театре выкладываешься? Дай чуть-чуть эмоций, и хватит!

Ответила:

— Меня учили отдавать все, что могу. Иначе мне не подходит! До свидания!

И режиссура Ефремова требовала от актера «чуть-чуть». Но я-то другая.

Сам Олег Николаевич пребывал в постоянной суете.

— Где он?

— У Фурцевой!

Звучало гордо: как же, главный режиссер нового, не академического театра вхож в кабинет к самому министру культуры! Но мне это не казалось заслугой. Доказывать свою состоятельность следует творчеством, спектаклями. Когда это озвучивала, в ответ слышала одно: «Ты ничего не понимаешь! Театр не сможет занять свою нишу, если мы не будем присутствовать в кабинетах власти». Возможно, по-своему коллеги были правы, но такой путь не для меня.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или