Полная версия сайта

Любовь и голуби Нины Дорошиной

Ушла одна из самых народных актрис. Она избегала публичности, практически не давала интервью, мы мало что знали о ее жизни, но очень любили.

Нина Дорошина и Олег Даль

Спустя два года они официально развелись. Даль еще дважды женился, но неоднократно приходил к Дорошиной. Есть версия, что любил он всю жизнь только ее. О его появлениях она вспоминала с нежностью.

Пришел Даль и накануне своей кончины. Нина Михайловна абсолютно верила в то, что его смерть была запланированным самоубийством, и заставляла меня поверить: «Он приходил прощаться — это было очевидно».

К сожалению, все нюансы того последнего разговора Дорошиной с Далем стерты из моей памяти. Помню только, как с сомнением спросила:

— Но зачем он поехал в Киев?

— Как зачем? Специально, чтобы это случилось не здесь, — быстро ответила Нина Михайловна.

Может быть, такой способ ухода казался ей более благородным?

Не верю, что Дорошина выходила замуж за Даля, только чтобы отомстить Ефремову. «Он был такой юный, чистый, красивый», — говорила Нина Михайловна об Олеге того периода.

Двадцать лет счастливой жизни с Владимиром Ишковым в трехчасовом повествовании Дорошиной оказались лаконично вложены в одну фразу: «Это был очень хороший человек!» А все остальное время, как приключенческий роман, она рассказывала мне историю своих перипетий с двумя Олегами. Было очевидно, что сей небанальный сюжет ей нравится.

Вообще, Дорошина была счастливым человеком. И в профессии, и в личной жизни. Ее любовь к Ефремову нельзя назвать несчастной. Попробовали бы вы эту любовь у нее отобрать! Ни на какие «счастья» она ее не променяла бы. Со временем страсти улеглись, боль ушла, осталась добрая память. И этой памятью она жила.

Нина Михайловна не страдала, что у нее нет детей. «Я не могла этого. У меня была такая семья, что рожать без брака было невозможно», — коротко и без сожаления закрыла Дорошина эту тему.

Она не была одинокой. Телефон разрывался: звонили из театра, из училища, отовсюду. С племянницей Олесей, которая живет под Геленджиком, связь поддерживалась ежедневно. Олеся полностью заменила Дорошиной дочь, ее дети считались полноправными внуками. Нина Михайловна ждала, когда старший Олесин сын Миша приедет в Москву поступать в колледж и поселится у нее. «Ты знаешь, я думаю, что Мише будет удобнее у меня. Все-таки я живу в центре, в просторной квартире», — убеждала она, как будто я тоже имею право голоса в решении данного вопроса.

Дорошину опекали соседи, и ничего драматичного я в этом не вижу. Она распространяла вокруг себя море доброжелательности, люди радовались общению и помогали ей от души. Последний Новый год встречала у Ксении Лемешевой — соседки по площадке.

Нина Михайловна оставалась на ногах до конца жизни. Ноги болели, но доктора заставляли ее больше ходить, хотя бы по квартире. И она ходила. Ни о каких сиделках не шло и речи.

Ее посещал парикмахер. У Дорошиной были роскошные длинные волосы, их требовалось прокрашивать, чтобы прятать седину. Нина Михайловна следила за внешностью. Она никогда не была старухой. Не прозябала в нищете и голоде, как написали где-то. Не готовила супы, котлеты — ей все привозили из театра. Я если и докупала, то только фрукты и кефир. Она любила мир, и мир отвечал ей взаимностью.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или