Полная версия сайта

Гаврила Солодовников. Скупой меценат

«Ты не смотри, что сюртук на нем старый, замасленный, картуз грязен и сапоги скособочены, — говорили в Москве о Солодовникове, — денежки к Гавриле так и плывут. Сначала в тысячах считал, теперь и до мильонов дошел».

Клинический городок московского университета

Гавриле за «срамную» клинику пожаловали высокий чин действительного статского советника (он соответствовал генеральскому), что давало право на потомственное дворянство. В Москве язвили, что Солодовников задешево купил шинель с красной подкладкой и обращение «ваше превосходительство».

Вскоре стало известно о еще одном крупном пожертвовании прижимистого филантропа. Двадцать седьмого июня 1895 года на Большой Никитской собралась толпа — предстояла торжественная закладка нового здания Московской консерватории. На церемонию пожаловало городское начальство, и сам генерал-губернатор, великий князь Сергей Александрович, произнес речь.

Когда дошла очередь до купечества, Сергей Михайлович Третьяков достал из кармана блестящий серебряный рубль и положил на первый, заложенный у Императорского подъезда, камень. Следом буквально посыпался серебряный дождь. Гаврила Солодовников со словами «Да будет музыка!» бросил в застывающий бетон двести серебряных рублей.

Заветный миллион на новую консерваторию был собран трудами ее директора Василия Ильича Сафонова. Влас Дорошевич замечал: «Директор московской консерватории... известен в музыке тем, что умеет извлекать удивительные аккорды из московских купцов. Лестницу для нового здания консерватории надо? Сейчас аккорд на купцах — и пожалуйте — лестница! Орган нужен? Легкая фуга на миллионерах — и орган!»

И в самом деле, великолепный орган, украшающий Большой зал, заказал в известной парижской фирме A. Cavaille-Coll железнодорожный магнат Сергей фон Дервиз. Только на доставку его в Москву потратил сорок тысяч рублей. Орган для Малого зала подарил текстильный фабрикант Василий Хлудов. Оборудование и меблировку обеспечили братья Михаил и Иван Морозовы. А сахарозаводчик Павел Харитоненко украсил консерваторию дорогими коврами.

Но первый взнос сделал Солодовников. Еще в 1891 году пожертвовал двести тысяч «на усмотрение директора консерватории». Парадоксально, но при всей своей феноменальной скупости он никогда не жалел денег на благотворительность.

С отменой монополии императорских театров в обеих столицах начали открываться частные заведения. Возмечтал заиметь собственный храм Мельпомены и Гаврила Гаврилович. В мае 1893 года подал прошение на строительство «в земельном владении на Большой Дмитровке концертного зала с театральной сценой для произведения феерий и балета».

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или