Полная версия сайта

Гаврила Солодовников. Скупой меценат

«Ты не смотри, что сюртук на нем старый, замасленный, картуз грязен и сапоги скособочены, — говорили в Москве о Солодовникове, — денежки к Гавриле так и плывут. Сначала в тысячах считал, теперь и до мильонов дошел».

Здание на Кузнецком Мосту

Проехав вдоль вереницы бульваров, Солодовников приказал кучеру свернуть на Тверскую. Но там колясок оказалось еще больше. «Эдак я до Копьевского переулка и к вечеру не доберусь, — проворчал. — Совсем стало невозможно по Москве ездить». Он направлялся в контору купца Ускова — старинного своего приятеля — узнать последние городские новости и сплетни.

Усков бегает радостный, руки потирает. Оказалось, сторговал неподалеку, на Кузнецком Мосту, дом под новый магазин, продавец и уступку хорошую сделать обещал.

— Пойдем, Гаврила, в кабак, водочки в препорцию выпьем, селедочкой закусим, да и сделку мою обмоем, — пригласил друга.

— Так ведь нет ее еще, сделки-то, — напомнил Солодовников.

— Да считай, уже договорились. Завтра у нотариуса все и оформим.

Но визитер сослался на занятость и быстро распрощался. А выйдя из конторы Ускова, направился прямиком на Кузнецкий Мост к хозяину дома, который намеревался приобрести приятель, и предложив большие деньги, ударил по рукам. «Презабавная вышла история, — размышлял Гаврила Гаврилович на обратном пути. — Эк я ловко обвел Ускова вокруг пальца!»

Новость о том, что Солодовников «подрезал» своего товарища, быстро облетела Москву и одобрения у купечества не вызвала. Не в традициях сословия такое. Миллионные сделки часто заключались просто под честное слово, отсюда и «уговор дороже денег», и «слово-вексель». «Немало я, Гаврила, с жуликами дел имел, да и сам не упускал того, что в руки плывет, но такого, как ты, еще поискать надо», — в сердцах бросил обиженный приятель.

После истории с Усковым купцы опасались обсуждать планы в присутствии Солодовникова. И слава о нем пошла как о беспринципном дельце, ради наживы не брезговавшем ничем. Гаврила же перестроил здание под торговый пассаж и начал сдавать его известным фирмам. Арендную плату поначалу он сделал очень низкой: «Мне больших денег не надо. Был бы маленький доходец».

В галереях пассажа разместились магазины Товарищества ситценабивной мануфактуры «Эмиль Циндель», сладостей Алексея Абрикосова, ювелирный Ивана Хлебникова, музыкальный Петра Юргенсона, меховой Бориса Штурма, восточных товаров Тамирова, картин и эстампов Бюргера, французские модные лавки Бовара, Бурновиля и Флориана, кондитерская Сиу.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или