Полная версия сайта

Мария Костина. Мой Арцибашев

«Когда я его увидела — в груди будто колокол ударил!» — на протяжении многих лет произносила эти слова от лица своей героини Кати в спектакле «Пять вечеров». И каждый раз видела хитрый прищур Ильина — Арцибашева.

Мария Костина

Кадровых реформ Сергей Николаевич не проводил, никого не увольнял. Пожилой Татьяне Карповой — ее не стало совсем недавно на сто третьем году жизни — давал возможность играть в филиале на Сретенке, после занавеса в гримерной каждый раз целовал ей руку. Многие спектакли ставил в два состава, чтобы была занята вся труппа. Однажды «Три сестры» выпали на сороковой день после смерти мужа одной из актрис, так Арцибашев ее раз сто спросил: «Ты в состоянии сейчас выйти на сцену?», хотел вызвать исполнительницу из второго состава, но артистка сама попросила не делать этого, сказав, что на сцене ей будет легче.

Поддерживали «революцию» не все, например Александр Лазарев и Светлана Немоляева заявляли о несправедливости обвинений. На сторону Сергея Николаевича встали Галина Анисимова, Даша Повереннова, Даня Спиваковский, Игорь Кашинцев... Татьяна Михайловна Карпова написала письмо в защиту главного режиссера для худсовета. Но это же не выборы, где важно количество голосов... Арцибашева убил сам факт происходящего. Особенно впечатлял финал письма, в котором говорилось: «Мы не ставим задачу дискредитировать Вас как режиссера или унизить как человека, но при этом хотим видеть на месте художественного руководителя талантливого, профессионального, порядочного, высококультурного человека, за которого не было бы стыдно». Ну бред же!

Инициативная группа собиралась выступить на худсовете, потом на пресс-конференции, которую созвали, чтобы заручиться поддержкой СМИ. Думали, что Арцибашев будет сопротивляться, а Москва насладится их собственной постановкой. Такой радости Сергей Николаевич артистам не доставил. Приняв решение уйти, он «забыл» проинформировать об этом зачинщиков, которым пришлось отменять и худсовет, и пресс-конференцию. Мне Арцибашев тогда сказал: «Мог бы еще побороться, но как потом работать с этими людьми, смотреть им в глаза?» Естественно, я тоже отказалась от всех ролей в «Маяковке».

Знаю, что эта же инициативная группа потом сто раз пожалела о том, что так лихо расправилась с Арцибашевым. Симонова даже бросила в сердцах: мол, дураки мы! Надо было от директора избавляться, а главного режиссера оставить. За порядок слов эмоциональной Евгении Павловны не ручаюсь, но смысл верный.

Арцибашев потерял не театр, нет — у него оставалась созданная им «Покровка». Он утратил веру в тех, кто еще недавно называл себя его друзьями. Но самое ужасное, что так и не понял, почему с ним так поступили! Ведь за причинами, указанными в письме, должно было скрываться что-то еще... Сергей Николаевич постоянно задавался этим вопросом и не находил ответа — в чужую голову не влезешь. Четыре последних года жизни он работал над своей обидой — пытался случившееся простить и принять. Эта ситуация подтолкнула Арцибашева к Богу: он начал исповедоваться, поститься, читать духовную литературу, мы всей семьей ходили на воскресные службы.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или