Полная версия сайта

Мира Кольцова. Березовый сок

В девяностые говорили, что никому не будет дела до хороводов, а люди все равно приходили на концерты «Березки».

Ансамбль «Березка»

Конечно, при таком характере и умении настоять на своем у Надежды Сергеевны хватало недоброжелателей. Как ее ругали, сколько грязных нападок она выдержала, нехороших слов услышала, когда просто решила ввести в ансамбль мужчин! Сегодня ведь уже совершенно невозможно представить «Березку» без сильной половины человечества. Мужчины исполняют прекрасные сольные номера, такие как «Ямщики» или «Балагуры». Первый номер с их участием — «Тройка», который сначала исполняли три артистки. Когда в этот танец вошли юноши, он зазвучал по-новому.

Но в конце пятидесятых инициатива Надеждиной, мягко говоря, понимания не встретила. Нас чуть не съели, на самом деле! Почему-то считалось, что мужчины хороводов не водили, а сеяли и пахали. Но это неправда! Знаменитое действо «А мы просо сеяли, сеяли...» начинали именно мужчины! Конечно, «Лебедушка», «Сударушка» хороши и без сильного пола, но сколько можно кружиться в одной лирике, ожидать любовь?

Нельзя делать танцы вечного предчувствия, появилась потребность в быстрой музыке, хотелось смены ритма, тембра! Должно же терпеливое светлое чувство вознаграждаться, на ожидание любви зритель ждет ответа! А кому отвечать, если кавалеров нет? В общем, назрел момент и рассказ о русской женщине требовалось расширить. Иначе где наши Добрыня Никитич, Алеша Попович, Илья Муромец или Левша? Змей Горыныч наконец где? Примерно так я и говорила на приснопамятной коллегии в Министерстве культуры СССР. Надежда Сергеевна сама не поехала, отправила нас с директором: мол, выступающих будет несколько по разным вопросам, разрешат, выскажешься и ты, Мира.

Министр культуры Екатерина Фурцева, проходя мимо, бросила: «Вам дадут слово». То есть мою пламенную речь вроде санкционировала. Народу! Из многочисленных республик прибыли главы культурных ведомств, некоторые в тюбетейках, даже в папахе кто-то был. И всех за что-то распекали. Балетмейстер, легенда отечественного танца, вышел на трибуну объяснять, почему один из его танцовщиков не вернулся с зарубежных гастролей.

— Платят мало, вот и бегут, — объяснил он.

— Вон с трибуны!!! — завопили сразу несколько человек.

То есть атмосфера та еще, и я... с мужским вопросом. Но дали слово и стала говорить. Рассказывала, что значит мужчина в нашей жизни, объясняла про образ защитника, почти танцевала на трибуне! Ночью позвонила Надеждина и с легким смешком спрашивает: «Миракль, а во что ты была одета, что они тебя слушали?»

В конце концов набрали Добрынюшек, мальчишек из разных училищ. Стали репетировать. Надеждина ставит блистательный номер «Узоры», где мечта о любви наконец воплощается. Даже поцелуй есть, условный конечно — через платок. Впоследствии в Америке на гастролях именно на этом романтичном моменте раздался жуткий шум, крики. Какие-то проплаченные, как я думаю, люди пытались сорвать концерт. То ли случайно совпало, то ли кто-то решил, что свободы в представляемой нами стране прибавилось и можно усугубить. Мы продолжили выступать.

Да, «Березку» нередко воспринимали как часть государства. Иногда враждебного. По США мы гастролировали в разгар холодной войны, что вовсе не помешало президенту Кеннеди с супругой посмотреть концерт. У нас был автобус, который во избежание возможных провокаций подвозил прямо к подъезду. Выступали, садились в него и переезжали в следующий город.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или