Полная версия сайта

Мариус Петипа. Русский француз

Петипа устал от фокусов Матильды. Любовница нескольких великих князей, прима старалась дать понять, кто в театре истинная хозяйка, с упоением предаваясь закулисным интригам.

Владимир Теляковский

— Папа, а кто будет танцевать Флору? (Речь шла о главной роли в балете Дриго «Пробуждение Флоры».)

— Конечно ты, моя радость, — ответил он. Но на самом деле схитрил: отдал дочери роль весной — в конце сезона, когда публика в театре в основном случайная. А осенью Флорой стала Павлова. Люба с матерью тихо плакали за дверью кабинета главы семейства, но открыто возмутиться не решились. Пришлось Мариусу Ивановичу прогуляться на Невский проспект за двухфунтовой бонбоньеркой шоколада от Крафта — надо было как-то налаживать отношения.

В 1903 году Петипа решил возобновить для Анны «Жизель». В день премьеры и титулованный цветник лож, и чиновная знать партера, и демократичная галерка сгорали от нетерпения. Павлова и балетмейстер стояли в кулисах. Он давал последние наставления, но она уже ничего не слышала — так билось сердце.

— Мариус Иванович, я вас люблю, — выдохнула Анна.

— С Богом, ma bellе.

Балерина перекрестилась и выпорхнула на сцену, старый хореограф не сводил с нее глаз. Поворот лебединой шеи, опущенная головка, натуральное «заикание» в движении — понадобилось всего несколько штрихов, чтобы Жизель зажила на сцене реальной жизнью.

Петипа навсегда остался для Анны великим мастером и художником-чародеем. Став знаменитостью, она не забывала старика и при первой же возможности его навещала. «У меня бывает Павлова и проходит со мной сцены из балета», — сообщил Мариус Иванович журналисту первого мая 1907 года, в день шестидесятилетия своей сценической деятельности в России.

Формальной отставки он так и не получил. Семнадцатого февраля 1903-го из конторы Императорских театров пришло письмо, в котором сообщалось: Николай II «изъявил желание», чтобы Петипа оставался первым балетмейстером до конца жизни с жалованьем в девять тысяч рублей. Однако дирекция во главе с Теляковским по-прежнему ставила палки в колеса. В начале следующего года Мариус Иванович записал в дневнике: «В театре репетируют «Спящую красавицу». Я на репетицию не иду. Меня не уведомляют». В конце января еще одна запись: «На эрмитажной афише «Романа бутона розы» не сказано, что танцы поставлены мной. Есть только фамилия автора декораций, костюмов и т. д. Директор — свинья». И наконец печальный итог: «Моя прекрасная артистическая карьера закончена. А у меня хватает еще сил работать. Между тем, 11 марта мне исполнится 86 лет».

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или