Полная версия сайта

Евгения Кондрашина. Три последние секунды

Судя по фильму «Движение вверх», мы узнали о победе в матче с командой США из прямой трансляции. Но это не так.

Владимир Кондрашин

Перед похоронами губернатор Владимир Яковлев предложил выбрать кладбище. Можно было получить место даже у Александро-Невской лавры. Но я знаю: муж хотел, чтобы его похоронили рядом с Сашей Беловым. После отпевания во Владимирском соборе гроб Володи увезли на Северное кладбище и опустили в землю напротив могилы его любимого ученика. Так они и лежат, разделяемые маленькой дорожкой. Когда мы туда приезжаем, навещаем сразу обоих. Теперь там есть могилы еще многих наших друзей-баскетболистов. Время идет...

Очень жаль, что в память о муже у меня почти не осталось его наград. Еще при жизни Петровича нас обчистили. Он тогда уехал в санаторий, и об этом написали в новостях в одной спортивной газете. А мы с Юрой были на даче. Видимо, воры поняли, что квартира пустует, и унесли все. Но они не нашли самого дорогого — олимпийской медали Саши Белова, той самой, мюнхенской. Как я уже говорила, в 1972 году тренеру золото не полагалось, поэтому перед самой смертью Саша завещал свою медаль Володе. Она лежала отдельно — в коробочке в ящике стола — и уцелела.

Сейчас с медалью Саши и другими оставшимися от баскетбольной жизни реликвиями мы ездим к школьникам — рассказываем об истории спорта, проводим игры. В 2002 году с Александрой Овчинниковой и двоюродным братом Саши Игорем Оноковым создали Фонд развития баскетбола имени Кондрашина и Белова. В Петербурге каждый год проходит турнир их памяти. Ребята радуются нашим встречам, с удивлением рассматривают медаль, фотографируются с ней.

Мы живем вдвоем с Юрой, которому сейчас уже шестьдесят три года. Сын не потерялся в жизни. Он самостоятельно выучил три языка, в молодости писал спортивные обзоры в газеты. Сейчас, конечно, здоровье не то. Но Юра много читает, пишет стихи, по-прежнему общительный, поддерживает связь со своими и Володиными друзьями.

У меня почти нет совместных с мужем фотографий, Вова вечно был в разъездах. Я не могла его сопровождать, заботилась о Юре. Даже свадьбу мы не снимали, как и многие события жизни, — не придавали этому значения. Но с Петровичем я была бесконечно счастлива.

Сейчас, после выхода фильма, поступили предложения написать книгу о муже. Но я не буду этого делать. Рассказала вам, и достаточно. Незадолго до смерти Петрович мне писать запретил. «Женя, только не надо никаких книг и фильмов», — попросил он. И эту просьбу я честно выполняю.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или