Полная версия сайта

Октавиан Григориу. Улыбка Зобара

Отец ценил красоту, умел делать комплименты. Но женщины перед ним робели. Не из-за обжигающего ли огня во взгляде Григоре Григориу, который так нравился им на экране и смущал в жизни?

Октавиан Григориу

Папа рос крепким — катался на самодельных лыжах с самых высоких гор, занимался боксом, а если затевал борьбу с кем-то из сверстников, непременно выходил победителем. В шестнадцать устроился на железную дорогу в ремонтную бригаду к отчиму: мать второй раз вышла замуж, когда сын подрос. Однажды вместе с работниками погрузили на вагонетку старые рельсы и повезли на станцию. Вдруг из-за поворота появился мчавшийся навстречу по тому же пути поезд. Мужики — врассыпную, только Григоре да еще один остались и, поднапрягшись, скинули тяжеленную вагонетку с рельсов. Когда опасность миновала, всей бригадой еле вернули ее обратно. Об этом поступке подростка долго говорили местные.

Другой случай, не столь громкий, но тоже впечатляющий, произошел, когда папа возвращался поздно вечером из Дома культуры, где играл в любительских спектаклях межколхозного театра и пел в хоре. Неожиданно увидел в темноте сбоку от тропинки два огонька — волк! У отца ничего в руках не было, даже палки. Оба замерли и смотрели друг на друга минуту, две, три. Первым дрогнул зверь — и убежал. Вернувшись домой, папа тайком взял у отчима пороху и с тех пор, если шел поздно, посыпал им свои следы.

После того как самодеятельный театр в Каушанах закрыли, семнадцатилетний Григоре собрался в город Бельцы — там драматический театр объявил набор актеров. Намерение парня вызвало переполох в семье: отчим видел пасынка ни много ни мало начальником железнодорожной станции. Однако юношу было не остановить. И его, не имевшего актерского образования, но наделенного природным сценическим даром, красивого, музыкального, неплохо двигавшегося, приняли на должность «артист драмы». Вскоре он уже играл Незнамова в пьесе Островского «Без вины виноватые». На фото выглядит в этом образе немного смешно: крепкий, мускулистый, руки натруженные, поза немного неловкая. Конечно, поначалу Григоре чувствовал себя скованно, как всякий неопытный актер, к тому же непрофессиональный да еще попавший из полудеревенского быта в круговорот большого города. Но он брал внутренним жаром и нежностью — угрюмый атлет с огнем в глазах. Сама природа «говорила» через Григориу.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или