Полная версия сайта

Княгиня Ольга Романофф. Наследница

В школу приходили письма, адресованные «Ее Высочеству принцессе Ольге Романофф», и девочки надо мной подсмеивались.

Княгиня Ольга Романофф с Томасом Мэтью

В магазинчике я толком ничего не делала. Но мне нравилась Шотландия. К тому же недалеко от городка, где мы жили, располагалась военная база с милыми офицерами. Я с ними флиртовала, принимала приглашения на вечеринки. А потом узнала, что за работу в антикварной лавочке мама сама платит мне жалованье, и пришла в ярость!

— Возможно, она уже жалела, что дочь не получила какую-нибудь профессию?

— Вероятно. Иначе не решила бы отправить меня изучать итальянское искусство, попросив отца написать письмо своему кузену Николя. Я приехала во Флоренцию и... влюбилась. Альфио Рапизарди было сорок восемь, мне — двадцать один. Он наполовину сицилиец, наполовину тосканец, известный художник. Выглядел Альфио как точная копия Омара Шарифа. О-ля-ля, какие были деньки! Единственное, что я изучала целый год в Италии, это своего любовника. И еще, конечно, итальянский.

Но замуж вышла совсем за другого. С будущим мужем я познакомилась, когда была еще дебютанткой. На один из балов, который устраивала мама, пригласили братьев Тео и Томаса Мэтью, их отец был главным менеджером редакции The Times. Тео, симпатичный зеленоглазый юноша, у матушки моей не котировался, поскольку обладал неважной репутацией — имел чересчур много шарма. А вот Томас такой неприязни не вызывал. Когда спустя годы мы вновь увиделись, я подумала: славно, наверное, войти в такую дружную семью! Представились Рождество и Новый год в точности как на праздничных открытках. Впрочем, мои мечты оказались далекими от реальности: все в семье Мэтью стремились всадить друг другу нож в спину.

Мы с Томасом поженились в 1975-м. Мамины надежды на блестящее замужество дочери не оправдались: избранник, конечно, дворянин, но мелкопоместный. Как и у моих родителей, состоялись две церковные церемонии, затем — свадебный завтрак в отеле Dorchester. Наш первенец Николас родился в декабре 1976-го. Я была в Провендере, когда неожиданно, на две недели раньше срока, отошли воды.

Незадолго до того в Дубовой комнате протек потолок, и когда я с криком «Вода!» появилась на ступеньках лестницы, муж с мамой решили, что речь о протечке, и долго бессмысленно суетились. Матушка заранее связалась со знаменитым в ту пору гинекологом и пыталась забронировать себе отдельную комнатку рядом с моей палатой. Однако доктор вежливо, но твердо отказал: «Сожалею, принцесса Эндрю, но в больнице комнаты для пациентов, а не для их свиты».

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или