Полная версия сайта

Николай Гоголь. Мифы и реальность

Гоголь не слишком расстроился: у него на примете было несколько вариантов, как построить карьеру в...

фото репродукции картины К. Мазера «Портрет Н. Гоголя»

Дом Гоголей в родовом поместье Васильевка близ села Диканька был невелик, но все-таки имел портик с восемью колоннами. В погребе хранились сало, квашеная капуста и домашние наливки, собственноручно изготавливаемые Марией Ивановной. Из литературы в доме имелся только роман Хераскова «Кадм и Гармония» и коленкоровая тетрадь, куда родительница писателя заносила мудрости на все случаи жизни. Например: «Если в трубе загорелась сажа, надобно бросить через верхнее отверстие вниз гуся, который, погибая, собьет пламя крыльями».

Искусство у Гоголей было представлено портретами Екатерины Великой, князя Потемкина и графа Зубова, а также английскими гравюрами и отечественными литографиями со сценками из казачьей жизни. Самих-то казаков в этих местах уже давно днем с огнем было не сыскать, они остались в минувшем ХVIII столетии. Век XIX превратил Васильевку в обычное провинциальное поместье, каких тысячи по всей Российской империи: с претензией на английский парк, гротом, который назывался «Храм уединения», и с живописным, подернутым тиной прудом. С этим водоемом у юного Гоголя были связаны мучительные воспоминания.

Как-то ночью он, еще совсем маленьким мальчиком лет, может, восьми, не мог заснуть и спустился в гостиную. Услышал скрип открываемой двери, вздрогнул, оглянулся — в комнату крадучись просачивалась тощая облезлая кошка. Как на грех, еще и черная.

«Никогда не забуду, как она шла потягиваясь и мягкие лапы слабо постукивали о половицы когтями, а зеленые глаза искрились недобрым светом», — позже рассказывал Гоголь. Он, столько раз слышавший о черте, решил: да вот же он, нечистый! Вертлявый, юркий, черный, страшный...

Тут кошка на свою беду еще и противно, утробно мяукнула, и мальчик, преодолевая тошноту отвращения, принялся ее ловить. А изловив, потащил к пруду и утопил. Легче от этого, правда, не стало. Теперь Николеньке почудилось, что это был не черт, а человек. Утро он встретил на полу гостиной совершенно больным, в истерике и слезах. Пытался объяснить отцу, как обстояло дело. Но Василий Афанасьевич только выпорол его самым жестоким образом.

Особенной душевной теплоты между Николенькой и родителями не было (что не помешало ему, когда отца не стало, великодушно отказаться от наследства в пользу матери и сестер, а самому всю жизнь скитаться, не имея собственного угла).

С двенадцати лет он и не жил в родительском доме — с тех пор как его определили в гимназию в Нежине. Щуплый нервный мальчик, выглядевший младше своих лет, у него вечно текло из ушей (последствие перенесенной в раннем детстве золотухи) — таким он вступил в самостоятельную жизнь. В гимназии Гоголь учился весьма посредственно, по аттестации учителей был «туп, слаб, резов». Впрочем, в классе он пользовался славой большого весельчака. Надзирателем школяров был немец Зельднер — высокий, тощий, с очень длинными и худыми ногами почти без икр, да еще и нос его слишком выдавался вперед. По легенде, именно Николай сочинил на него эпиграмму:

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или