Полная версия сайта

Карл Фаберже. Подарок с секретом

Пасхальные сувениры изготавливались в атмосфере строжайшей тайны даже от заказчика.

Икона в окладе работы фирмы Фаберже 1916 год
AD

Особое место в военном ассортименте занимали царские подарки для георгиевских кавалеров. Не раз случалось, что Николай II лично звонил заведующему магазином Гурье, чтобы сообщить, что за солдатскими подарками послан автомобиль с фельдъегерем. Михаил Антонович быстро набирал полный чемодан портсигаров, пепельниц и подстаканников.

Фаберже по-прежнему выполнял и личные заказы императорской семьи, но совестливый государь попросил делать пасхальные сувениры поскромнее. Ювелир внял пожеланию и в 1916 году изготовил аскетичное «Военное стальное» яйцо, имевшее форму артиллерийского снаряда.

После октября 1917 года на Большой Морской закрывались магазин за магазином, а Дом Фаберже существовал так, будто в Петрограде ничего не происходит. Некий знакомый, встретив однажды Карла Густавовича, поинтересовался, как ему живется.

— Живется, конечно, неважно, — ответил прославленный ювелир. — Но торгую как никогда. И только дорогими предметами.

— Кто же у вас покупает?

— Главным образом солдаты и матросы.

Теперь вместо великих князей к роскошным витринам магазина Фаберже устремлялись новые покупатели — комиссары, революционные матросы с мешками денег, сомнительные личности, разбогатевшие на военных поставках. Заглядывались на драгоценные колье, требовали показать медальоны, элегантные аграфы и портсигары в стиле Людовика XV.

Почему большевики не покушались на столь лакомый кусок, понять трудно. Мудрый старик воспользовался этой оплошностью и сдал свой особняк в аренду швейцарской миссии, чтобы находиться под дипломатической защитой. Новая власть, не желая международных осложнений, позаботилась об охране иностранной собственности.

В доме Фаберже поселился посол Швейцарии Эдвард Одье — добрый знакомый Карла. Восхищался роскошным особняком, рассматривал коллекции гравюр старого Петербурга и японских нэцке, которые собирал хозяин, трапезничал с ним за большим круглым столом. Плату за аренду Карл Густавович не назначил, попросил только позаботиться о шести кожаных чемоданах «с личными вещами семьи» (среди них были и предметы, переданные ювелиру на хранение) и саквояж с драгоценностями. Швейцарцы охотно согласились, и кассир миссии Циммерман оформил «багаж Фаберже». Составили двадцатистраничную опись. Копия списка дает представление о стоимости вещей в одном только скромном потрепанном саквояже — миллион шестьсот три тысячи шестьсот четырнадцать золотых рублей.

AD
Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или