Полная версия сайта

Владислав Ветров. Важнее всего

«Надежный тыл — это близкие тебе люди».

Владислав Ветров

После «Дыма» получил заманчивое предложение — роль философа и общественного деятеля Казимира Лыщинского, жившего во времена Речи Посполитой. Отправился к руководству таганрогского театра отпрашиваться на съемки в Белоруссию, но получил ответ:

— Нет, ты не поедешь!

Наверное, директора можно было понять — я только что сыграл Астрова в «Дяде Ване», спектакль шел с большим успехом. Но что-то во мне переклинило.

— Да что ж такое?! Ребята, я не крепостной артист! — и бросил заявление об уходе.

Работа была интересной, только в те времена снимали на пленку, а не на цифру, технический процесс занимал много времени. В результате проторчал в Белоруссии около года. В свободные дни изредка удавалось выбираться к жене и сыну, зато была возможность регулярно высылать им деньги.

В тот период я впервые услышал страшное слово «пролонгация». Александр Бланк, известный по многосерийному телефильму «Цыган», пригласил меня на главную роль в мистической драме «Ненормальный», написанной в лучших традициях жанра. Я буквально влюбился в сценарий. Стал готовиться, заниматься верховой ездой и фехтованием. Часть действия разворачивалась зимой. Когда мы приехали на натуру в Ригу, там как раз выпал снег, поэтому съемки были назначены уже на следующий день. Утром встали — снега нет, растаял. Долго ждали, когда выпадет снова, но безрезультатно. Пришлось возвращаться в Москву. Бланк уговаривал: «Пока не берись ни за что другое, буквально завтра начнем работать». Я должен был показаться во МХАТ, Станислав Андреевич Любшин договорился, что меня прослушают, но не пошел даже туда. Вдруг спросят: «Завтра можешь вводиться?» Соглашусь — подведу киногруппу. Откажусь — будет неловко перед Любшиным.

Шли месяцы, но съемки под разными предлогами откладывались. Может, просто отвалился кто-то из инвесторов? Бланк в подробности не посвящал, но просил не уезжать из Москвы. Да и мне стыдно было возвращаться домой без копейки. Я впал в депрессию, в полную нищету: ночевал по товарищам, а иногда и на Казанском вокзале. Иной раз питался одной фантой по двадцать копеек, если их находил. А потом умер Бланк, а вскоре и его директор. Только тогда я взял билет до Таганрога.

Правду говорят: закроется одна дверь, обязательно откроется другая. Почти сразу поступило предложение сыграть Чонкина в Русском драматическом театре в Риге. Но режиссеру Леониду Белявскому, ставившему спектакль по повести Владимира Войновича, не подошел мой высокий рост, и он предложил: «Может, выберешь другую роль?» Назло ему я предпочел крошечную, бессловесную роль безногого солдата, который играет на гармошке. Недавно рассказал об этом случае Войновичу, автор смеялся.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или