Полная версия сайта

Читайте в новом номере журнала «Караван историй» (июль 2017)

Питер Динклэйдж: Совсем не пустяк

Питер Динклэйдж

«Когда Питера позвали на роль Тириона в «Игру престолов» и прозвучали слова фэнтези, средневековье, он заявил, что даже рассматривать предложение не намерен, если опять придется играть в накладной бороде и восточных туфлях. И был искренне потрясен, услышав: «Твой герой — красивый человек с недостатками. Его слабость — вино и женщины».

Екатерина Кузнецова: В ожидании чуда

Звезда сериала «Кухня» о том, с каким настроением она подошла к своему тридцатилетию, и что ее связывает с Максимом Авериным:

Екатерина Кузнецова

«Правда, после развода с Евгением Прониным я очень осторожна и если соглашаюсь встретиться, в первую очередь пытаюсь понять, насколько мне с этим мужчиной комфортно и интересно. Для меня очень важно наличие чувства юмора, я всегда интуитивно понимаю, буду смеяться вместе с этим человеком или нет. Один весь вечер рассказывал про свою недвижимость и машины. Не выдержала: «Есть у тебя что-то еще за душой, кроме автомобилей и квартир?» Он иронии не уловил — тут же вспомнил о даче. Ну, думаю, пора тебе, Катя, отсюда бежать!»

Оксана Романенко: «Дана попала в водоворот»

Подруга Даны Борисовой пытается ответить на вопрос: что привело телеведущую в клинику по борьбе с зависимостями и кто повинен в ее злоключениях:  

Дана Борисова

 «Мне интересно, кому принадлежала идея отправить Полю к родному отцу? Не внушила ли Екатерина Ивановна дочери, что та слишком нервная и издерганная, чтобы оставаться хорошей матерью? Расставшись с ребенком, Дана практически не выходила из дома, пачками глотала антидепрессанты. Судя по неубранной квартире в тот день, когда мы к ней приезжали, — и это у аккуратистки Борисовой! — она на все махнула рукой».

Владислав Ветров: Важнее всего

Звезда сериала «Отель Элеон» и артист театра «Современник» о непростой актерской судьбе и отношениях с Верой Сотниковой, Кириллом Серебренниковым, Галиной Волчек, Еленой Яковлевой, Димой Биланом:

Владислав Ветров

«Мы с Сотниковой репетировали роли любовников. Историю на сцене Вселенная восприняла за чистую монету. Роман героев плавно перетек в реальную жизнь... Вера Михайловна рассказывала в интервью, как ради меня бросила состоятельного поклонника из Германии, но не думаю, что наши отношения оставили значительный след в ее сердце. Сегодня мы с ней временами созваниваемся. Но по большому счету судьба нас развела, хоть оба и живем теперь в одном городе».

Любовь Полехина: Дочки-матери

Известная актриса признается, что режиссер фильма «Дочки-матери» Сергей Герасимов относился к ней как к родной дочери, рассказывает о жизни в Колумбии и вспоминает о встречах с Олегом Видовым:

Любовь Полехина

Олег снял куртку, сел напротив. Он был все так же хорош, но в одежде чувствовалась непривычная небрежность. Нет, вещи явно недешевые, но какие­то потертые, поношенные. Тогда входили в моду специально состаренные, и я решила, что Видов просто хиппует. Мне и в голову не пришло, что его непривычный вид может объясняться не погоней за модой, а какими­-то иными причинами. Я даже решила сделать комплимент: «Ты сменил стиль? Тебе идет». Олег сразу помрачнел: «Да, теперь все по­другому».

Павел Федотов: Несостоявшееся сватовство

Судьба была несправедлива к знаменитому художнику, который окончил дни в лечебнице для душевнобольных:

Павел Федотов

«Под каким-­то предлогом хозяйка Вера Александровна, урожденная баронесса Леонрод, отозвала его в сторону. «Друг мой, — мягко начала она, — Вам, должно быть, неизвестно, что в Петербурге старика Тарновского называют Черномором, в то время как Юлию Васильевну — его пленницей Людмилою... Понимаете, мой бедный друг, смысл этой аллегории? Говорят, в спальне Григория Степановича есть даже тайный ход в ее будуар. Мы все желаем уберечь вас от ложного шага... Ведь это недопустимо — чтобы над таким человеком, как вы, смеялись». Федотову показалось, что земля уходит из­под ног. Значит, все шушукались у него за спиной?!

Вики Оболенская: Исчезнувшая

История жизни и подвига русской княгини, ставшей одним из прототипов героини Юлии Высоцкой в нашумевшем фильме Андрея Кончаловского «Рай»:

«Из мужских камер дошел слух, что смертную казнь собираются заменить двадцатью пятью годами принудительных работ. «Через четверть века я буду прабабушкой», — грустно пошутила Жаклин. «Черт возьми, придется поберечь наши туфли, если им нужно столько лет продержаться! — улыбнулась Вики. И помолчав, добавила: — Раньше я жалела, что у меня нет ребенка. Так хотелось девочку. А сейчас рада — ведь пришлось бы ее, бедную, оставить...»

Георгий Штиль: Мои университеты

Популярный актер вспоминает о работе с Олегом Далем и  Володей Высоцким, Олегом Борисовым и Павлом Луспекаевым, Александром Демьяненко и Алексеем Баталовым:

Георгий Штиль

«Спиртного ему было нельзя категорически: Даль не мог остановиться, поэтому и попадал в разные истории. Но в группе был один провокатор — Мишка Кокшенов, он его постоянно соблазнял. Нальет и поднесет, а Олег был мягким, не умел отказать. В итоге однажды так накуролесил, что угодил в милицию, ему светил настоящий срок. Не скажу, что там было: коллеги нет, а его память пусть остается светлой. Но мы все чуть ли не на коленях умоляли секретаря обкома партии Калининграда, где проходили съемки, отдать нам Даля на поруки. Дело замяли с большим трудом».

Сказочный терем госпожи Перцовой

Этот удивительный дом построили по эскизам художника, придумавшего русскую матрешку. Здесь квартировало легендарное артистическое кабаре «Летучая мышь» и размещались мастерские выдающихся живописцев:

Сказочный терем Перцова

«Более пятнадцати счастливых лет прожил Петр Перцов с семьей в своем любимом тереме. Даже после революции 1917 года, когда из него выселяли «буржуев», самих домовладельцев, как ни странно, не тронули. Возможно, им удалось наладить отношения с одним из новых влиятельных жильцов, товарищем Троцким. Лев Давидович обосновался в квартире № 11, апартаментах Позднякова, тех самых — с роскошной мраморной ванной и зимним садом, устроив там рабочий кабинет. По соседству расположились соратники, в том числе зампредседателя Реввоенсовета Эфраим Склянский и один из руководителей штурма Зимнего дворца Николай Подвойский. Само присутствие таких арендаторов явилось свое­образным мандатом, который надежно охранял Перцовых целых пять лет.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или