Полная версия сайта

Наталья Бондарчук. Мужчина моей жизни

После просмотра «Притяжения» внука Никиту, находящегося еще в возрасте, на который картина не...

Наталья Бондарчук и Николай Бурляев с сыном

Впервые я увидела Колю в фильме «Мама вышла замуж», там он играет сына главной героини, роль которой исполнила Люсьена Овчинникова. Меня растрогал один эпизод: Колин персонаж приходит в магазин и просит отрезать ему колбасы на все деньги, какие-то смешные. Продавщица взвешивает семьдесят шесть граммов и спрашивает:

— Вам нарезать или кусочком?

— Куском, — отвечает он и отойдя от прилавка, тут же съедает.

Мне стало страшно жалко актера: такой замечательный парень, а худой, дома, вероятно, не кормят. Позже убедилась, что Колина мама отменно готовила и сын ел хорошо, просто не в коня, как говорится, был корм... Со мной Коля тоже «встретился» в первый раз, смотря кино — «Солярис», и тогда же, как уверял, понял, что мы будем вместе.

А познакомились мы на картине Николая Мащенко «Как закалялась сталь»: Бурляева утвердили на Павку Корчагина, меня — на роль его возлюбленной Тони. До этого Коля снялся в фильме «Игрок» по роману Достоевского. Бурляев идеально подходил на роли его героев, мы с ним вообще «герои Достоевского», особенно были такими в юности.

У Коли психика подвижная, отзывчивая. Что-то, помню, мне Мащенко грубое сказал, и Бурляев на режиссера наехал, заступился за меня. И этой своей горячностью он напоминает героев Федора Михайловича. Тарковский хотел снимать Колю в «Подростке» в главной роли, но фильм не случился, а меня видел Аглаей в «Идиоте» — и этому кино не суждено было сбыться.

Тем временем за свою, как говорилось в специальной бумаге, «внешность рефлектирующего героя» Бурляев попал в список советских актеров, коих нежелательно было снимать в социальных ролях. И Павку Корчагина у него отобрали. А поскольку у нас уже сложились теплые отношения, я ушла вслед за ним. Вскоре Колю сняли с еще одной картины, я опять присоединилась. За то, что дважды самовольно покинула площадку, меня на студии лишили зарплаты.

Колю долгое время не снимали, и мы пошли учиться режиссуре. Нашей совместной дипломной работой стал фильм «Пошехонская старина» по Салтыкову-Щедрину. Потом я сделала «Живую радугу», куда на одну из ролей позвала сестру Алену, дочку папы и Ирины Скобцевой. С Федей в его детстве и юности мы общались считаные разы: как-то не получалось, хотя бы потому, что он намного младше меня. А с Аленой с некоторых пор мы очень потянулись друг к другу. Она, кстати, сильно напоминала меня внешне, причем на экране больше, чем в жизни, — видимо, пленка проявляла наше сходство.

На премьере картины моя мама, почувствовав в Алене что-то родное, подошла и поцеловала ее. После «Радуги» я сняла «Детство Бемби» и «Юность Бемби». В «Пошехонской старине» папа говорил за Салтыкова-Щедрина, в «Детстве Бемби» читал текст от автора. Поразительно: делал множество дублей, хотя уж он-то, казалось бы, мог озвучивать играючи. Меня порой спрашивают, работал ли со мной отец как режиссер? Нет, но я с ним как режиссер работала. В свои картины приглашала родных, за что не раз доставалось от критиков.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или