Полная версия сайта

Михаил Глинка. Чудные мгновенья

Узнав о будущем ребенке, композитор предложил увезти любимую в Италию и там тайно пожениться....

Урок музыки в Смольном институте благородных девиц

— Вот, дай ему пирогов и чаю с лимоном — и он уже счастлив! — смеялась хозяйка.

Конечно, и на сей раз не обошлось без музыки. У Михаила Ивановича оказался небольшой, но приятный голос. Что-то сладко замирало у Катрин в груди, когда, не сводя с нее глаз, Глинка напевал арию из оперы «Руслан и Людмила», над которой как раз работал:

О Людмила,

Рок сулил нам счастье;

Сердце верит, что пройдет ненастье,

Что смягченный рок отдаст мне

И любовь твою, и ласки...

(Именно этот вариант упоминала в своих воспоминаниях Анна Керн.)

«Все в жизни контрапункт, — задумчиво заметил Глинка, целуя на прощание руку девушки. — То есть противоположность, — пояснил в ответ на ее недоуменный взгляд. — Дома я живу в аду, но этот вечер с вами — просто блаженство». Катрин долго смотрела в окно вслед его уезжающему экипажу.

— Не забывай, он несвободен, — оборвала мать ее мечтания. — Мне иногда кажется, я не живу, а ступаю по горящим углям. Сможешь ли так же?

Катрин вспомнила, что не раз задавалась этим вопросом и честно отвечала нет. Но сейчас ей впервые казалось, что она готова последовать за Глинкой в огонь и в воду, претерпеть все, лишь бы быть с ним рядом...

— Матушка, разве вы несчастливы?

— Счастлива, но счастье это нужно было вымучить, — грустно улыбнулась Анна Петровна. — Что же до Михаила Ивановича, лучше и мягче характера я не встречала, мне кажется, так легко было бы сделать его счастливым. Но может ли он сам сделать счастливым кого-нибудь?

«Она нехороша, что-то есть страдательное в ее бледном лице, но взгляд невольно все время останавливается на ней. Ее ясные глаза, тонкий стан... Необычайное достоинство разлито во всей ее особе», — записал Глинка в дневнике о Катрин, вернувшись к себе на квартиру.

Тем временем получившая отставку Мария Петровна распускала по Петербургу о муже сплетни. Тот тоже в долгу не оставался: в поисках доказательств неверности супруги подкупил ее служанку и та выкрала письма к хозяйке некоего корнета Николая Васильчикова, которые недвусмысленно свидетельствовали об адюльтере. Для развода даже этого было недостаточно. Но скоро госпожа Глинка сама себя наказала: взяла да и вышла замуж за своего Васильчикова. Тайное венчание, совершенное сельским священником во время Великого поста, получило огласку. Композитор уверял Анну Керн, что дело наконец сдвинется с мертвой точки, он избавится от постылого брака и сразу женится на ее дочери! Та очень надеялась на это, видя, что Катрин без памяти влюблена.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или