Полная версия сайта

Михаил Глинка. Чудные мгновенья

Узнав о будущем ребенке, композитор предложил увезти любимую в Италию и там тайно пожениться....

Фото репродукции картины «Праздник тела Христова» работы М. К. А. Бехарано. Мадрид

Он сел за фортепьяно, и полились чудные звуки: «...Бурь порыв мятежный / Рассеял прежние мечты...» По щеке женщины скатилась слеза. У себя наверху горько зарыдала, услышав любимый голос, Катрин.

Известие о долгожданном разводе, который длился шесть лет, пришло в 1847 году, когда композитор жил в Севилье. Распечатав конверт, он грустно усмехнулся: какая была бы радость, получи он письмо в те дни, когда сочинял музыку только для Катрин и ни для кого больше. Где-то в доме смеялись, звенели бокалы, женские голоса звали Глинку, раздавался стук кастаньет.

После отъезда из Петербурга Михаил Иванович твердо решил никогда больше не жениться. Гризетки — ради бога, все эти Адели, Мими, Марикитты... Частенько он путал их имена, называя нынешнюю подружку именем предыдущей.

Композитор слышал, что Катрин Керн долго не выходила замуж, хотя к ней многие сватались. Все ждала его возвращения... Среди ухажеров был даже престарелый отец Пушкина, вдовый Сергей Львович. В конце концов в тридцать шесть лет она вышла за юриста Михаила Шокальского и в 1856 году родила сына. Накануне свадьбы через общих знакомых попросила Глинку вернуть все свои письма. Через десять лет после свадьбы Шокальский умер, оставив Катю с маленьким Юлием почти без средств. Она долгие годы работала гувернанткой в богатых домах. Юлий в 1877 году окончил Морское училище с нахимовской премией и продолжил обучение в Академии. В двадцать четыре года он стал офицером.

Глинку Катрин вспоминала всегда с каким-то горестным чувством. С матерью она виделась нечасто, явно испытывая к ней скрытую неприязнь. В начале 1841 года умер Ермолай Керн, и Анне как генеральской вдове полагалась приличная пенсия, но двадцать пятого июля 1842 года она обвенчалась с Александром Марковым-Виноградским и с этого момента не могла на нее претендовать. Супруги Марковы-Виноградские жили весьма скромно. Они поселились в деревушке Сосницкого уезда Черниговской губернии — крохотном имении на пятнадцать душ мужа Анны Петровны. Пушкинской музе приходилось иногда за деньги чинить одежду, она переводила романы Жорж Санд, в минуту крайней нужды продавала по пять рублей письма к ней великого поэта.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или