Полная версия сайта

Андрей Соколов: «Я думал, в моей жизни уже все случилось»

Порой я впадал в байронизм, в печоринство, в состояние отрешенности от мира, переживая эти...

Андрей Соколов

На сцене актер защищен своей ролью. А в обычной жизни? Конечно, известность — тоже часть профессии. Я достаточно недоверчиво отношусь к высказываниям некоторых артистов о том, что им не нужна шумиха, что они равнодушны к вниманию. Слава — это, можно сказать, оценка зрителем твоего труда. Но катастрофа, когда в угоду ей пускаются во все тяжкие. Доказывать что-либо публике и коллегам надо своей работой. Впрочем, все люди разные.

Несколько лет назад ехал за рулем из загорода, опаздывал, ну и пошел на обгон. Нарушил правила. И — прямо-таки в объятия дорогого товарища из ГИБДД. Стою и объясняю: так, мол, и так, каюсь, не прав. Гаишник для начала высказал все, что положено, а потом говорит: «Тормознул вчера одного из ваших, тоже нарушал... Кстати, не нравится, как он играет. Оштрафовал». Меня отпустил, ограничившись словесным внушением. Это я к тому, что людей публичных априори оценивают по другой шкале. И помнить о том, что падать лицом в салат можно только рядом с теми, кому доверяешь, на виду у близких людей, не на публике, — тоже важно. Не надо переоценивать свою узнаваемость, повторю — и это пройдет.

— Слава неизбежно влечет за собой интерес к личной жизни актера, и вам приписывают множество романов.

— Такие слухи льстят... Но смотрите: мы живем в социуме, паутине, которая связывает массу людей, и потянув за одну ниточку, неизбежно кого-то заденем. Впрочем, хочу надеяться, что выдумки обо мне уже не выбивают из колеи, что я как-то адаптировался.

— Но если говорить не о выдумках, а о реальных фактах из жизни популярного человека. Вы же любите читать о личной жизни известных людей, например Пушкина или Толстого?

— Люблю, но... То, что читаем о них, есть некая биографическая справка, которая более-менее соответствует реалиям. Уверен: они жили по другой внутренней шкале страстей и эмоций. Вот уж у кого действительно были душевные качели от высочайшего взлета до падения в пропасть. Они любили, ошибались, изменяли, впадали в отчаяние и не всегда оказывались правы в своих поступках, но... Знать про все их скелеты в шкафу, возможно, не стоит. Талант и наша благодарность им за то, что сделали в искусстве, позволяют не судить слишком строго.

Актеру надо «высказываться» в ролях. Режиссеру — в спектаклях, фильмах. Стараюсь так и делать. Картина «Память осени», которую снял год назад, побывала на многих фестивалях, достаточно тепло принята зрителем, надеюсь, дойдет и до телеэкранов. Сейчас в работе два сценария. Не вдаваясь в подробности, скажу, что один на историческую тему, второй — из современной жизни, психологический боевик. В Пензе, где снимал картину, готовится к выходу новый сборник моих стихов. И я вновь положил на рабочий стол пьесу Андрея Яхонтова «Люболь», которая давно имеет таинственное влияние на мою жизнь: как только открываю эту книгу, все складывается в режиссуре, например запускается очередной проект. Надо наконец эту пьесу поставить. Планы есть, осталось правильно оценить свои силы — и вперед. Почивать на лаврах — дело неблагодарное и неблагородное.

Жизнь — это движение. Гармонии, внутреннего равновесия я достигаю, как ни странно, не в состоянии покоя, а на приличной скорости.

Благодарим мебельный салон Natuzzi за помощь в организации съемки.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или