Полная версия сайта

Светлана Лобода: «Верю, судьба мне улыбнется»

Бывшая солистка «ВИА Гры» о том, почему ей пришлось выдавать себя за австрийскую певицу, уйти от Константина Меладзе, нанимать телохранителей и подчиниться Алле Пугачевой.

Константин Меладзе

Работали мы много, гастролировали по селам и деревням, добирались до места на рейсовых автобусах, в давке, хотя группу уже узнавали в лицо. Сценой, как правило, нам служил дощатый кузов грузовика. Каблуки нередко застревали в щелях, иногда девчонки даже падали. При этом получали за все мучения сущие копейки. Но в юности вопрос денег остро не стоит: у тебя много сил и энергии, постоянно получаешь новые впечатления, с кем-то знакомишься. И это здорово!

Однажды с подружками заглянули в ночной клуб, вечер вел Геннадий Попенко, популярный на Украине телеведущий. Увидела его и поняла: уйти просто так не смогу. И хотя у меня аж дыхание перехватило от собственного нахальства, в перерыве подошла и представилась. Взаимная симпатия быстро переросла в роман. Мы прожили вместе четыре года, я растворилась в нем целиком и полностью, мечтала родить ребенка, но Гена не торопился, говорил: «Ты еще слишком молода, не спеши».

Тем временем популярность «Капучино» резко пошла на спад, продюсер увлекся единоборствами, а нас практически забросил. Выступали мы раз в два-три месяца, гонорары платить перестали, мол, вы ничего не зарабатываете. Можно было, конечно, подработать в другом проекте, но по контракту я не имела на это права. Пришлось пойти на хитрость. Отыскала в Интернете малоизвестную австрийскую артистку Алисию Горн, выучила ее репертуар, надела парик, из маминых штор сшила платье и стала выступать по клубам под новым именем. Подружка играла роль менеджера, приходила к администраторам, сообщала, что привезла европейскую певицу, и договаривалась об условиях. Я тоже играла роль — иностранки, которая не знает ни слова ни по-русски, ни по-украински. Так продолжалось полгода, пока кто-то не заложил меня Дорошенко. Тот пришел в бешенство: «Раз так себя ведешь, катись ко всем чертям!»

Однако без работы я не сидела, пригласили на главную роль в мюзикл «Экватор». Репетировали круглосуточно, а когда выдавался свободный вечер, я продолжала выступать в клубах. Дома меня никогда не было, и это страшно не нравилось Гене. Когда вопрос встал ребром, я выбрала сцену. Хотя расставание было болезненным. Я ушла, но каждый вечер после спектакля приезжала на мопеде к дому любимого, стояла под окнами в ожидании, когда впустит. Гена жалел, приглашал подняться в квартиру. Я тут же взлетала наверх и принималась плакать. Он недоумевал:

— Зачем возвращаешься, сама же решила уйти?

— Жить без тебя не могу и с тобой не могу, не знаю, что делать! — рыдала я.

Мы проводили вместе ночь, утром я уезжала в слезах, через день возвращалась. Так продолжалось полгода, пока не расстались окончательно. Сегодня у Гены семья, недавно родилась дочь. Я впервые с тех пор написала ему, поздравила, он тепло ответил.

«Экватор» наш продержался на плаву полгода, выступали мы в Киевском театре оперетты. Потом перестали платить зарплату, говорили: билеты не раскупаются. Тут как раз узнаю, что Константин Меладзе проводит кастинг, ищет таланты. Отправилась на прослушивание, отстояла километровую очередь — пришло около тысячи человек. Конкурентки были разные: одни демонстрировали слишком смелые декольте, других сопровождали строгие мамы. В комнате, куда в конце концов попала, стоял длинный стол, за ним сидели Костя Меладзе, Дмитрий Костюк, хореографы, преподаватель вокала. Попросили напеть несколько песен из репертуара группы «ВИА Гра», сняться на видео и потанцевать. Когда выделывала очередное па, сильно махнула рукой, с пальца слетело кольцо и упало на стол прямо перед Костюком. Он оживился: «Боже, какая интересная девочка! Стоит к ней присмотреться повнимательнее».

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или