Полная версия сайта

Андрей и Мария Платоновы. Не пара

Мало кто способен вынести испытания, выпавшие на долю Андрея и Марии Платоновых, про которых говорили, что они совсем не подходят друг другу.

Мария Платонова с сыном Платоном

Впрочем, Мария так просто не собиралась сдаваться на волю этой нелепой любви. И решила от Платонова бежать. В начале двадцатых годов в стране развернулась кампания по ликвидации безграмотности, и студентка Кашинцева согласилась учительствовать в глухом селе Верхнее Волошино верстах в шестидесяти от Воронежа. Подальше от Андрея и его неимоверной страсти. Через два дня в сумерках он постучался в покосившуюся избенку, где поселилась беглянка. Усталый, валящийся с ног, но счастливый, что видит ее, юноша виновато улыбался:

— Я всего на полчаса, не задержу вас.

— Как вы сюда добрались? — изумилась Маша. — Темень, глухомань.

Андрей, оказывается, брел пешком через лес, по которому рыскали волки, и чтобы было не так страшно, всю дорогу бормотал себе под нос стихи.

«Я шел по глубокому логу. Ночь, бесконечные пространства, далекие темные деревни и одни звезды над головой в мутной смертельной мгле. Нельзя поверить, что можно выйти отсюда, что есть города, музыка, что завтра будет полдень, а через полгода весна. <...> От вздоха в таком просторе разрывается сердце, от взгляда в провал между звезд становишься бессмертным...» — писал он Марии. «Это выдуманная любовь, — твердила она себе, в десятый раз перечитывая его письма. — Обычный человек не может так чувствовать. Не верю!» И писала в ответ: «Вы любите меня тогда, когда есть луна, ночь или вечер, — когда обстановка развивает Ваши романтические инстинкты. Муся».

Но как ни сопротивлялись ее душа и разум, вскоре Маша сдалась под напором его чувства, и в ту зиму, когда Платонов вот так наматывал километры к любимой, они зачали своего первого ребенка. Платон, или Тоша, как все его называли, родился осенью 1922 года, тогда же стихийно началась их общая жизнь. Брак они зарегистрируют только годы спустя, и хотя Платонов настаивал сделать это сразу, Мария, равнодушная к такого рода формальностям, долго отмахивалась: «Не сейчас. Позднее. Зачем это вообще нужно, когда у нас уже есть ребенок?» Платонову же постоянно будет мерещиться, что Маша не целиком принадлежит ему и в любой момент может исчезнуть из его жизни. Даже через двадцать лет он волновался об этом.

Поначалу молодые жили у Кашинцевых (родители Маши как раз расходились), Андрей переехал к ним с одним чемоданчиком — как оказалось, набитым не вещами, а рукописями. Тесть с тещей души не чаяли в зяте-пролетарии, мать Марии, которая проживет с семьей дочери практически до своей кончины, будет защищать Андрея перед женой как родного сына. Тот, по мнению Марии Емельяновны, всегда был прав: и трезвый, и пьяный, и при деньгах, и нищий. Женщина всем повторяла, что у зятя «золотая душа, словно не от земли он». Однажды Мария в шутку спросила, что бы мать сделала, разойдись она с мужем. И услышала в ответ: «Отказалась бы от тебя, дуры. А Андрюшу бы усыновила».

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или