Полная версия сайта

Ричард Гир. Осенняя соната

Он понятия не имеет, чем все это может закончиться. Будь что будет — жизнь всегда дает новый шанс...

Ричард Гир с Синди Кроуфорд

Уже через минуту он понял почему. Оказывается, Синди с Хербом как раз просматривали ее снимки с последней фотосессии в жанре ню для «Плейбоя». По нынешним временам — вполне невинные, по тогдашним — весьма смелые. Херб уговорил Кроуфорд сняться за меньшие деньги, зато с правом вето на фотографии, которые ей не понравятся. И теперь Синди пришлось рассматривать их в компании великолепного мистера Гира, которому удивительным образом удалось сгладить неловкость. А потом на барбекю они не отходили друг от друга, говорили и говорили... Все, кто был тогда рядом, утверждали, что видели зарождение любви с первого взгляда. От них, мол, буквально исходило сияние. Херб самодовольно потирал руки: еще бы, он стал, можно сказать, крестным отцом самой красивой пары современности.

И конечно, именно Херб стал свидетелем на их свадьбе. Довольно нелепой, кстати. После года отношений Синди все чаще спрашивала, когда же они поженятся. И однажды, словно в фильме «Красотка», Ричард взял ее за руку и сказал: сегодня, сейчас. Их уже ждал самолет, крошечная часовня в Вегасе с быстрой церемонией и кольцо из фольги. Все было как в калейдоскопе. Синди потом признавалась: насколько сюрреалистичной была ее свадьба, настолько сюрреалистичным оказался и брак. И что, возможно, именно поэтому она за несколько лет так толком и не почувствовала себя замужем.

Золотые девяностые, он — голливудская звезда, она — супермодель из первой пятерки: красивые, успешные, богатые... Жизнь — череда нескончаемых вечеринок. А потом на свет полезли противоречия. Разница в семнадцать лет становилась все очевиднее: Синди хотела карьеры и тусовок, Ричард, увлеченный буддизмом, — духовных практик. Она в Париже — он в Нью-Йорке. Сначала им казалось необыкновенно романтичным летать друг к другу на одну ночь. Потом стало ясно, что это — лишь суррогат отношений, а не любовь. Синди во всем следовала за Ричардом и училась у него, принимая на веру его суждения о мире и правила жизни. Он знакомил ее с интересными людьми, подсовывал книги, вдохновенно философствовал...

Боже, ради него она даже давилась молоком тибетских яков! А потом устала. У нее появился собственный опыт, но Ричард не был готов к равным отношениям. Вокруг Синди было немало интересных мужчин, и Ричард ревновал все больше. Словом, спустя четыре года супруги развелись, постаравшись сделать это максимально достойно. Синди пошла дальше — и все у нее сложилось удачно. Они всегда встречаются очень тепло, словно забыли, что после развода Гир едва не ушел в монахи. Да-да, он всерьез подумывал о тибетском монастыре.

Ричард ездил туда при любой возможности, а возвращаясь в Америку, принимался направо и налево бросаться заявлениями в защиту Тибета. Ему искренне казалось, что делает большое и важное дело, и он не замечал, что знакомые уже начинают реагировать на его высказывания с некоторой опаской. Гир был буквально одержим идеей освобождения Тибета от «китайского ига». Он возглавил Тибетский дом в Нью-Йорке и в качестве его представителя ездил по миру с довольно рискованными проповедями о «китайской угрозе» и «культурном геноциде» в Тибете. У него началась настоящая паранойя: Ричард был уверен, что китайские спецслужбы прослушивают его телефон и перлюстрируют почту, а получив приглашение от министра кино Китая, всерьез заподозрил, что его собираются показательно убить. Воинственность Гира не слишком хорошо сочеталась с принципиальным миролюбием буддизма, и в какой-то момент он и сам устал от раздирающих его противоречий.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или