Полная версия сайта

Андрей Чернышов. Холостяк

Известный актер о том, как его чуть не отчислили из Щепкинского училища, о работе в театре «Ленком», съемках в сериале «Маргарита Назарова» и будущей женитьбе.

Андрей Чернышов, Николай Добрынин, Ольга Погодина и тигрица Шакира

— Какое место занимает эта картина среди ваших работ, которых немало?

— Теперь она одна из самых дорогих. Процесс съемок оказался гораздо увлекательнее, чем я даже мог предположить. Благодарен встречам, которые произошли на этом фильме. С Константином Максимовым — мудрым и досконально знающим свою профессию режиссером. С Колей Добрыниным — по-настоящему большим артистом и удивительно тонким партнером. С Олей Погодиной — с которой встречался на площадке не раз, но она сумела меня удивить фантастической храбростью и глубочайшим погружением в образ. Вообще вся группа потрясающая, могу долго говорить практически о каждом. Ездил на съемку как на праздник. Конечно, накапливалась усталость, но несмотря на это, каждый съемочный день был огромным удовольствием, такое редко случается.

Сначала мы с Олегом Смирновым ходили по кругу в съемочном павильоне: он водил на поводке Шакиру, я шел рядом. Потом услышал от Олега: «Ты что-нибудь рассказывай, чтобы ей не было скучно». Стал рассказывать Шакире свою жизнь. Она теперь все про меня знает.

— Как она вас слушала?

— Ходила, пофыркивала. Вскоре стала позволять кормить себя, лежать рядом. Повторюсь — мог это делать, потому что знал: Эдгард с Аскольдом и Олег с Настей рядом, не позволят мне сделать лишнего, опасного. Их отличает удивительное мастерство, профессионализм. Они глубоко знают свое дело, понимают язык животных, если хотите. Говорят: «Сейчас тигр сядет» — и он садится. «Сейчас лапу поднимет» — поднимает. Серьезнейшая профессия, вообще цирк такой мир, где нельзя быть непрофессионалом.

— С чего вы начали рассказывать Шакире свою историю?

— С того, что родился я в Киеве. Когда заканчивал детский сад, на праздничном утреннике всех спрашивали, кто кем хочет быть. Одна девочка сказала: «Мамой». А я почему-то заявил, что хочу быть дрессировщиком. Честное слово, так и сказал. Хотя больше подобное желание никогда не возникало. Эта мечта уступила место другой: я решил стать артистом.

К театру в нашей семье было особое отношение. Мама — учительница, отец — инженер, но по вечерам они играли в народном театре. Были такие непрофессиональные коллективы, самодеятельные. Люди разных профессий и возрастов собирались и ставили спектакли. Руководила народным театром в Киеве актриса Вера Леонидовна Предаевич. Атмосфера репетиций, которые продолжались и дома, где выписывали журнал «Театр», — вся эта магия меня увлекала и манила.

Мама, к слову, когда-то поступала в театральный институт. И даже поступила, ее брали. Но мой дед — военный, не хотел, чтобы дочь стала актрисой. И запретил ей даже думать о театральном. Думаю, она могла стать большой актрисой.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или