Полная версия сайта

Вячеслав Спесивцев. Глазами клоуна

Откровенный рассказ культового театрального режиссера о своей жизни, студийцах и предсказаниях цыганки.

Семен Спесивцев и Диана Арахчян

Когда я ставил «Бесов», предложил роль Нонне Мордюковой. После первого акта взволнованная помреж сообщает:

— Вячеслав Семенович, мы не можем продолжать спектакль, Мордюкова ушла домой.

— Как ушла? Вы что, смеетесь?

— Нет, кто-то из коллег налил ей в гримерке. Она выпила и в полной уверенности, что спектакль окончен, ушла.

К счастью, Таня Конюхова, игравшая роль во втором составе, жила неподалеку. Задержали второе действие и вышли из положения. На следующий день вызвал к себе Нонну:

— Это что за фокусы?

— Я все сыграла, — отвечает она на голубом глазу. — И вообще, Слава, не приставай ко мне, я — художник, живу, как мне предписано.

— Это кем же, интересно?

— Будешь на моей родине в Краснодарском крае, сходи к реке — увидишь.

Оказавшись на гастролях в тех краях, специально отправился на набережную. На центральном здании красовался плакат «Течет вода Кубань-реки, куда велят большевики». Но несмотря на все эти фокусы, живые классики кино давали колоссальный материал для психологических наблюдений и сыпали таким количеством баек, что впору было их записывать.

Помню, ставил спектакль ко Дню Победы и решил посоветоваться с Крючковым, все-таки он играл во многих военных фильмах. Спросил Николая Афанасьевича:

— Что такое война?

— Слава, война — это ужасно, — начал он своим неподражаемым сорванным голосом. — Натуру «Свинарки и пастуха» мы снимали в Подмосковье, когда немец уже подходил к городу. Пырьев орет: «Улыбайтесь, это комедия!» Думаешь: какая комедия?! Наделаешь в штаны, когда на тебя фашистский самолет на бреющем полете прет, — вот уже и смешно. Но план надо выполнять. После смены декорации избы разбирали и везли в Москву, складывали под Крымским мостом. Пырьев распорядился, чтобы артисты по очереди их сторожили, иначе сопрут и пустят на растопку. Декабрь, морозы жуткие...

Сидишь в «Арагви», выпиваешь и думаешь: хватит, пора заступать на пост. Выходишь в темноту, идешь мимо зенитчиков, а те кричат: «О, Крючков, иди сюда!» Подойдешь, пожмешь им руки, они тебе спирту нальют. Чокнешься, выпьешь, идешь дальше, а по дороге новая зенитная батарея, и опять зовут выпить. Пока доберешься до моста, так нажрешься, что думаешь: хоть бы воры вместе с декорацией не унесли.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или