Полная версия сайта

Королева и мексиканец

О богемной жизни Парижа начала XX века и безумной страсти королевы Монпарнаса Маревны и мексиканского художника Диего Риверы.

Картина Маревны «Посвящение друзьям с Монпарнаса»

На самом деле Ангелина не то что не подозревала ни о каком разводе, напротив, надеялась, что с появлением ребенка семейная жизнь с Диего наладится. Конечно же, она знала, что Ривера ей изменяет, и до поры мирилась с этим, убеждая себя, что муж просто развлекается иногда со своими натурщицами, как это принято в среде художников. Да, неприятно, но не смертельно, в конце концов ведь натурщицы — по большей части необразованные девицы: прачки, цветочницы, уборщицы, Диего возле них не задержится!

Одиннадцатого августа 1916 года в госпитале Нотр-Дам Ангелина благополучно разрешилась от бремени сыном. Ривера не пришел ее навестить ни в этот день, ни на следующий, ни даже когда мать с ребенком выписывались — их забрал друг, добрейший Борис Савинков.

Маревна хорошо знала слабые места своего мексиканца — он был бешено ревнив. Узнав, что с Ангелиной все в полном порядке, она решила подзадорить любовника, дав ему понять, что отныне связь с женой терпеть не намерена. Разве не было у них уговора, что Диего остается с Ангелиной до родов? Все, срок истек...

Итак, пока Ангелина находилась в больнице, ревнивец Ривера, совершенно забыв про жену, пытался вытащить Маревну из мастерской Пикассо. Перед походом в студию Пабло она вырядилась в любимую цветастую юбку, в волосы воткнула алую розу на манер Кармен. «Чего это ты так разоделась? — кипятился Ривера. — Ах, пришла позировать Пабло?» И тут Диего услышал, как проклятый испанец, который охотился за женщинами как ловкий лис за курами, уговаривает Маревну раздеться: «Ну же, давай снимай с себя тряпки, я жду...»

Доводить приятеля до белого каления Пикассо обожал и никогда не упускал случая подначить его, тем более что любовница мексиканца Пабло нравилась. Они оба видели в окно подходившего Риверу и решили его позлить. Тот выхватил трость и бросился на Пикассо. Пабло, будучи маленьким и юрким, ловко уворачивался от ударов, но в итоге потасовка закончилась печально: в порыве бешенства Диего выхватил из кармана перочинный нож и полоснул Пикассо по затылку. Слава богу, рана оказалась неглубокой и кровь удалось быстро остановить.

Зато ультиматум Маревны был наконец услышан: или Ривера съезжается с ней и живет как с женой или пускай валит на все четыре стороны! Впоследствии Диего писал в мемуарах, что бесподобное тело Маревны всегда казалось ему «золотистым деликатесом и сводило с ума», ни одно другое женское тело больше так не притягивало. Лишиться ее в пору сильной влюбленности он был не в силах. Напрочь забыв об Ангелине и о новорожденном сыне, на последние деньги, которыми собирался оплатить роды жены и больницу, Ривера снял Маревне приличную мастерскую на улице Асселин и поселился там вместе с любовницей. Весь «Улей» высыпал проводить свою королеву. Угрюмый Сутин помогал грузить на извозчика холсты, Брак пытался втиснуть в повозку колченогий табурет и пару убогих кастрюль, которые Ривера королевским жестом швырнул на тротуар. Маревна посмотрела на свои прокопченные горшки, лежащие на земле, на своего Риверу и самодовольно улыбнулась: она уже видела себя приличной дамой в уютной, благоустроенной квартире. Боже, как же она устала от вечной нищеты! С каким облегчением покидала чертов «Улей» с его клопами и тараканами, столами вместо кроватей, холстами вместо одеял, дармовой похлебкой, испортившей ей желудок!

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или