Полная версия сайта

Королева и мексиканец

О богемной жизни Парижа начала XX века и безумной страсти королевы Монпарнаса Маревны и мексиканского художника Диего Риверы.

Марика Ривера

Когда в зал вплыла Маревна с короной в пышных, красиво уложенных волосах, все ахнули от восторга — она собственноручно сшила себе костюм морской царевны, оправдывая свое прозвище, украсив его бусинами и цветочными гирляндами. Зная неукротимый норов своей подруги, Диего на всякий случай старался держаться от нее подальше. И как в воду глядел: уже через час Мария напилась и принялась надрывно голосить, скорбя о недавно умершем Модильяни. Потом, видимо, ей захотелось веселья, и подобравшись к накрытым столам, она рывком сдернула с одного скатерть, и вся снедь, лежащая на блюдах, с грохотом посыпалась на пол. Начался переполох, но изрядно захмелевшая Маревна и тут не успокоилась. В разгар учиненной ею суматохи подскочила сзади к русской поэтессе Марии Цетлиной и укусила ее за обнаженное плечо. Эта томная изящная красавица держала светский салон, покупала картины Риверы и, как недавно Маревне донесли друзья, переспала с ним. Поэтесса истошно завопила, к женщинам подскочил Диего, желая понять, что происходит. Маревна проворно выхватила у него из рук трость и принялась изо всех сил колотить мексиканца. Его глаза налились кровью, присутствовавшая тут же Ангелина упала в обморок.

«Я любила тебя, ублюдка! — надрывно кричала Маревна, и по ее лицу ручьем текли пьяные слезы, размывая яркий макияж. — Тебя заждался твой ребенок!»

Разъяренный Ривера тоже за словом в карман не лез и в ответ орал: дескать, всем известно, какая Маревна шлюха и ребенка могла прижить от любого из присутствующих здесь мужчин. Разве не позировала она обнаженной Модильяни как раз в период зачатия? Всегда восхищалась его чудесными кудрями! Разве черт Пикассо, встречая беременную Маревну, не гладил ее живот, приговаривая: «Это мое»? Разве Савинков не оплатил ей роды? Какого черта Борису оплачивать роды не своего ребенка?

Народ потихоньку расходился, а Ривера все орал и орал. Неожиданно Маревна молча стащила с себя платье, оставшись в чем мать родила. Опешив на секунду, Диего кинулся на нее как дикий зверь, повалил, и они сплелись в длинном непристойном объятии. Вокруг возмущенно кричали, кто-то требовал вызвать полицию, но в конце концов этих двоих, занятых исключительно друг другом, так и оставили одних на полу среди перебитой посуды, опрокинутых блюд и перевернутых свечей.

В тот вечер их страсть ненадолго вспыхнула с новой силой, Ривера приходил к Маревне почти каждый день, даже иногда соглашался поиграть с ребенком. А потом вдруг на месяц пропал... И вот в июле 1920 года снова постучал в ее дверь, чтобы сообщить, что уезжает в Мексику, но скоро вернется и женится на ней.

— Ангелина согласна на развод, — затянул Диего старую песню.

— Можно тебя проводить? — спросила Маревна.

— Нет-нет, — возразил Ривера, провожать его ни в коем случае нельзя, она увидит его слезы, а это позор для идальго.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или