Полная версия сайта

Михаил Романов и Наталия Брасова. Нарушенная клятва

Ради того чтобы жениться на любимой, великий князь Михаил Романов обманул своего брата Императора Николая II.

Михаил Романов с Наталией Вульферт и сыном Георгием

Жизнь в Брасово шла размеренно и упорядоченно, как и должно быть в образцовом имении. Наталия Сергеевна обустраивала свой новый дом, где ей приходилось жить почти затворницей — явиться в свет она не могла ввиду сомнительности своего реноме, в расположение Черниговского полка приезжать было также не велено. Оставалось заниматься детьми и ждать Михаила, который старался проводить с непризнанной и незаконной семьей как можно больше времени.

Так прошли два года. Все более и более тяготясь неопределенностью, Наталия часто рассуждала, по обыкновению вслух, о явной ущербности своего положения, Михаил мрачнел и отмалчивался. Он был связан словом, данным брату-императору, и долгом: несмотря на то что титул цесаревича после безвременной кончины брата Георгия ему так и не был присвоен (молодая императрица, родившая подряд четырех дочерей, не оставляла надежды подарить супругу наследника, что в итоге и произошло), статус «правителя государства» — регента при Алексее на случай кончины императора до его совершеннолетия — был чрезвычайно ответственным и обязывающим. Известно было и то, что здоровье восьмилетнего племянника, больного гемофилией, вызывало большие опасения: любая незначительная травма или ушиб могли иметь фатальные последствия. Михаил Александрович страдал, разрываясь между долгом, исполнения которого он, младший, обласканный сын Александра III, страстно желал избегнуть, и чувством к Наталии. Удивительно ли то, что во внутренней борьбе именно любовь постепенно одерживала победу? Впрочем, не без деятельной помощи Наталии Сергеевны.

«Миша, разве это справедливо? Посмотри на Георгия — это же твой портрет! Что станет с ним, если, не приведи господь, нас не будет? Кто и на какие средства будет воспитывать нашего сына? Ты должен понять, милый Миша, сердце мое разрывается от боли за нашего малыша, я поддалась чувству и пала — будем называть это так, как есть, но в чем же его вина?» — готовясь к решающему разговору, Наталия репетировала перед зеркалом. В конце тирады она театрально возносила руки вверх и как подкошенная падала в кресло, закрывая ладонями лицо. Оставшись довольной собой, проследовала в малую гостиную, где прислуга накрывала ужин, не заметив Тату, с интересом наблюдавшую за матерью из-за комода, — маленькая девочка запомнит эти первые уроки лицемерия и воспользуется ими впоследствии.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или