Полная версия сайта

Юлия Ауг: «В больнице разводили руками... А я умирала!»

Актриса убеждена, что ее героиню – императрицу Елизавету Петровну – жестокой сделали мужчины.

Юлия Ауг и Квентин Тарантино

Кстати с Квентином Тарантино тоже вышла забавная история. На Венецианском кинофестивале после финала устраивают закрытые вечеринки только для победителей. Никого другого на них не бывает. Организаторы фестиваля и победители, ни одного журналиста. Поэтому эта история не очень известна. Дело в том, что Тарантино совершенно искренне был очарован нашим фильмом. Он много и долго говорил с Лешей Федорченко и продюсером Игорем Мишиным. И много хороших слов сказал обо мне. Но мужчины — они такие мужчины!.. Поговорили с Тарантино и пришли мне это рассказывать. Если бы не моя дочь, я вряд ли сама набралась бы смелости подойти к нему и представиться. Он все время стоял с Софией Коппола и разговаривал с ней… Но моя прекрасная дочь решила пойти взять автограф. Когда Тарантино спросил, кому написать пожелание, Полина сказала, что она дочь Юлии Ауг из «Овсянок».

— О! — сказал Тарантино, — прекрасные «Овсянки»! Прекрасная твоя мама! Она здесь?

— Здесь! — ответила дочь и потащила меня знакомиться с Тарантино.

Ему правда было интересно. И ему действительно понравился фильм, потому что если бы это было не так, он не разговаривал бы со мной минут сорок. Мы так увлеклись беседой, что вокруг собрались участники вечеринки. Потом пришел Марко Мюллер и сказал, что членам жюри пора уходить, их ждет лодка. И вот тут мы с Тарантино поняли, что просто так нельзя расстаться, просто сказать: «Пока» — и разойтись. Мы обманем ожидания тех, кто наблюдал за нашим разговором. Как мы это поняли, нельзя описать словами. Это очень животное, очень актерское — ты чувствуешь партнера и чувствуешь, чего от тебя ждут. Мы посмотрели друг другу в глаза и поцеловались. Нежно, в губы. Вокруг нас зрители закричали: «Вау!!!» — и начали аплодировать. Но первый поцелуй был коротким. А зрители, продолжали аплодировать. Тогда Тарантино наклонился и сказал:

— Давай, ты же не против?

И мы начали целоваться. Целовались мы долго и с удовольствием. Мне очень понравилось. Зрители кричали и аплодировали.

Потом подходили женщины и спрашивали: «Ну, как он?» «Круто», — отвечала я. Дочь стояла с обалдевшим выражением лица и только повторяла: «Мама, я в шоке... мама, я в шоке». И все равно это актерская история. Мы просто почуяли запах лицедейства и дали зрителям то, чего они хотели.

Просто мы — актеры.

Благодарим салон ТРИО-интерьер  за помощь в организации съемки
 

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или