Полная версия сайта

Виктор Харитонов. Брат мой Леня

Пронзительные воспоминания брата знаменитого Леонида Харитонова, написанные Виктором перед смертью.

Владимир Харитонов с женой Ларисой

«Эксперимент» помог рождению многих артистов и коллективов. Из наших стен вышел известный театр «Лицедеи», Вячеслав Полунин, композитор Лора Квинт, бард Виктор Федоров... На премьеры к нам специально приезжали Марсель Марсо, Пьер Вери и многие другие люди с мировыми именами. Объездили с гастролями весь мир: Болгария, Италия, Франция, США...

Mэр Петербурга Анатолий Собчак приходил на премьеры, он высоко ценил «Эксперимент». Говорил: «Работайте спокойно». Однако работать спокойно нам не давали — те, кто рангом пониже Собчака, но не будешь же каждый раз бегать к нему жаловаться. Вроде бы и власть поменялась, и страна название сменила, но соглядатаи, стукачи, подлецы, бюрократы как были, так и остались. Как и при прежней власти — недалекие, малообразованные, но активные и нахальные.

Комитет по культуре посылал к нам одну комиссию за другой. Я понимал: их желание — отнять у нас помещение, это ведь исторический центр, где квадратный метр на вес золота. Помню, прицепились к тому, что отдельные предметы для спектаклей мы нашли... на помойке. Это правда. На дорогие декорации не было средств, а на питерских свалках чего только не обнаружишь, в том числе настоящие предметы искусства и старины, просто бесценные. Но чиновники нас не понимали. Или делали вид. Заставляли писать объяснительные: как так можно — вещи со свалки в искусство, на сцену?!

Как-то во время репетиции зашли люди в малиновых пиджаках. По-хозяйски огляделись и сказали: «Театра здесь не будет, а будет казино!» Очевидцем этих событий был Юлиан Панич, известный актер и режиссер. Мы с ним дружили. Он посоветовал:

— Передай театр Рудику Фурманову — он человек грамотный, решит ваши проблемы.

— Вот бы здорово! Я же худрук, а вот в хозяйственных делах мало что смыслю!

Фурманов с восторгом принял эту идею. И я своими руками передал ему «Эксперимент». Анатолий Собчак одобрил, бумаги были подписаны. А буквально на следующий день мне и артистам запретили приходить в театр.

Фурманов сказал: «Теперь я директор и сам решаю, кто тут нужен, а кто — нет». Выставил охрану: «Мы наберем другой коллектив». Елена Владимировна Юнгер, старейшая народная артистка (ей было уже под девяносто — почти ровесница века), даже не смогла забрать костюмы, которые были ей подарены Николаем Павловичем Акимовым. А мы как раз выпускали спектакль с ее участием. Елена Владимировна искренне не понимала, почему спектакль не состоится. Тогда я обратился в Театр сатиры в Петербурге, к директору Владимиру Словохотову. И мы на их сцене выпустили спектакль «Графиня Санциани» с Еленой Владимировной в главной роли. В срочном порядке нашли другие костюмы.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или