Полная версия сайта

Любовь на плахе

Трагическая история одной из наложниц Петра I, которая спасла своего любимого ценой собственной жизни.

Петр Великий обезглавливает стрельцов в присутствии своего дворянства в 1693 году

...На удивление всего двора страсть царя к фрейлине оказалась не только бурной, но и долгой. Он мог вспомнить о Марии среди важного совета или во время спуска барки в Адмиралтействе и немедленно требовал послать за любовницей. Петр так увлекся, что забросил важные дела, по нескольку дней на его столе валялись непрочитанными прошения и рапорты. Сановники были крайне недовольны, но даже намекнуть на то самодержцу не отваживались. Внимательный ко всем замечаниям, касающимся государственных дел или ремесла, Петр Алексеевич не терпел и малейших попыток вмешательства в свои сердечные дела.

С тех пор как государь обратил внимание на Марию Гамильтон, жизнь ее сильно переменилась: отныне девушка была избавлена от некоторых придворных обязанностей, дворцовые портнихи без устали шили для нее роскошные платья, а царица щедро снабжала новую метрессу золотыми червонцами, дабы оплатить труд тех же портних.

Все контакты между Петром и фрейлиной осуществлял денщик Иван Орлов. Денщики в жизни царя всегда играли особую роль: они были не только верными слугами, но и собутыльниками, даже няньками. Им надлежало доставлять венценосного хозяина до постели, когда тот был смертельно пьян, за ночь успеть привести в порядок его одежду или приготовить смену. По ночам денщик следил, не стало ли перебравшему государю плохо, утром вовремя давал опохмелиться. А с некоторых пор появилась у Орлова и новая обязанность: царь с его болезненной подозрительностью поручил следить за Марией — мало ли чьи интересы она может представлять?..

Но фрейлина не преследовала ничьих целей кроме собственных и в этом была чрезвычайно искусна. Зная, как быстро государь пресыщается женскими ласками, она не торопилась преподнести все свои таланты любовницы разом, а раскрывала себя Петру постепенно, давая понять, что только пылкая любовь управляет ее фантазиями. Новая фаворитка неизменно присутствовала на загульных ассамблеях, и там, совершенно не стесняясь, звонко хохотала над грубыми шутками, танцевала с таким задором, что все прочие дамы ей и в подметки не годились. При посторонних Петр разговаривал с Гамильтон ласково, называл Марьюшкой. Так же ее стали величать и приближенные.

Вскоре по Зимнему дворцу поползли нехорошие разговорчики: мол, недалек тот час, когда Екатерину постигнет судьба Евдокии Лопухиной — первой жены Петра. Всем еще было памятно, как царь, увлекшись белокурой Анной Монс, сначала отдалил от себя Евдокию, а потом и вовсе заставил постричься в монахини. «Может, и Катькин черед пришел?» — шептались по углам.

Конечно, сплетники знали о прочной, несмотря ни на что, привязанности Петра к супруге. На него магически действовал ее тихий ласковый голос, лишь Екатерине удавалось гасить частые приступы бешенства российского самодержца. Только она умела унять его мучительные головные боли, вызывающие судороги лица. Но кто знает, куда может завести Петра Алексеевича его крутой норов?!

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или