Полная версия сайта

Владислав Паулюс: «Я во всем подчинялся Илзе. Но есть черта, которую не смог переступить...»

Сенсационное интервью бывшего мужа знаменитой балерины.

Владислав Паулюс  с дочерьми —
Машей, Лизой и Надей

В общем, когда она позвонила, чтобы я не приезжала, мы поругались. В сердцах крикнула ей: «Это не я появилась в твоей жизни, а ты в моей!» Илзе восприняла эти слова как жуткое оскорбление, мы перестали общаться. Но ведь правда: она сделала свой выбор.

А через месяц мы вроде бы помирились. Посидели в кафе, поболтали ни о чем, старательно избегая разговора о нашей ссоре. Я только попросила ее: «У отца были проблемы со здоровьем, такой возраст начинается, когда мужчине надо наблюдаться у врача. Своди его к доктору».

А потом узнала, что сразу же после нашего разговора Илзе вернулась домой и единственное, что она сделала, — попросила папу составить завещание и переписать дом и все имущество на нее. Когда вы будете читать очередное интервью Илзе, исполненное возвышенных фраз и призывов к христианской добродетели, вспомните и об этом «благородном поступке», и об иудином поцелуе на Кипре, и о жестоком запрете Надюше видеться с любимым папой...

Владислав Паулюс: Илзе мне часто говорила, что хочет побыть своей семьей, чтобы нам никто не мешал. Она твердила: «Наша семья — это ты, я и Надя!» Достаточно понятное объяснение. Я это принимал и встречался со старшей дочкой в городе. Во всем подчинялся Илзе и не скрываю этого. Быть подкаблучником, мне кажется, для мужчины — очень мудро. Но есть черта, которую не смог переступить. Это оставить моих детей без внимания и помощи. И отказался писать завещание...

По-моему, у Илзе есть некая теория достойных и недостойных детей. Например, с Машей Лиепой, ее сестрой, та же история. Илзе и Андрис — достойные дети Мариса Лиепы, а сестра — бастард. То же самое и мои Маша с Лизой...

Недавно я слышал по радио передачу о балерине сороковых годов, которая вышла замуж за мужчину с ребенком. Как она его поднимала, любила, заботилась. И при этом блистала на сцене. Поначалу Илзе была именно такой. Почему она так переменилась? До сих пор понять не могу. Видимо, в этом есть и моя вина. Я не смог противостоять недобрым росткам в душе Илзе и не взращивал то хорошее, что в ней тоже было. Поэтому злое, гордое, бессердечное, самодовольное возобладали...

Разговоры о наследстве начались за два года до развода. Именно тогда Илзе начала ездить к своему «гуру» отцу Власию и стала меняться.

Лето 2011 года. Накануне моего пятидесятилетия Илзе сказала: «Я перестала чувствовать, что являюсь центром твоей жизни...» Я оторопел. А она невозмутимо продолжила: «Отец Власий благословил: ты переписываешь свое имущество на меня, в противном случае я развожусь...» У меня случился шок. Как может православный священник, монах, благословить развод венчанного брака без веской канонической причины? И в голове не укладывалась сама постановка вопроса: либо ты все отдаешь мне, либо я с тобой развожусь! Это было похоже на ультиматум.

Схиархимандрит Власий живет в монастыре. И мы вместе поехали с этим вопросом к нему. Старец долго говорил, глядя только на Илзе, что деньги — это грязь, суета сует. Когда вышли от него, я сказал:

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или