Полная версия сайта

Сын Алена Делона: «Мой отец – чудовище. Жестокий, бессердечный человек»

Кажется, нам навстречу выходит сам Ален Делон, только помолодевший лет на 30.

Джейн Биркин и Серж Генсбур. Париж, 1969 г.

Я ходил по сцене, пока мама пробовала голос, а Лу Рид подбирал на гитаре мелодии, искал нужные ноты. А еще были наезды к маминой бабушке Оми, жившей на Ибице. Но у нее была болезнь Паркинсона, она постоянно нервничала и пребывала в полной уверенности, что за ней кто-то охотится и хочет убить.

В конце концов бабушка по отцовской линии стала бояться, что мать плохо на меня влияет. Я слышал, как она называла ее наркоманкой и алкоголичкой, не хотела, чтобы мы общались. Как-то раз дедушка даже не открыл маме дверь. Она тогда снималась во Франции, приехала без звонка, постучалась. Я с дедушкой сидел в гостиной, делал уроки. Он встал, подошел к входной двери и, посмотрев в глазок, сразу отошел, вернулся на свое место, бросив: «Это Нико приходила». Я обомлел, не зная, как реагировать… Они очень боялись меня отпускать к ней из-за наркотиков. Много лет спустя я узнал, что они, даже не посоветовавшись с мамой, поменяли мою фамилию. И ее это очень огорчало — даже по документам получалось, что мы чужие.

Но самый тяжкий период моей жизни был связан с католическим колледжем Сен-Луи, куда бабушка поместила меня на долгие девять лет. Случилось это сразу после того, как разразился громкий криминальный скандал — загадочное убийство телохранителя Марковича, приближенного Делона. Отец тогда оказался под подозрением, все считали, что это он организовал убийство, приревновав к Марковичу свою жену Натали. Говорили, Делон связан с мафией, с казино в Ницце… Ничего не было доказано, но его вызывали на допросы, малейшие детали личной жизни Делона мусолились в прессе. Бабушка испугалась, что меня могут похитить, чтобы отомстить отцу, поэтому и спрятала в религиозном заведении. Там меня регулярно унижали и били. Обзывали сыном «грязной наркоманки». Душ нам разрешалось принимать раз в неделю, каждый вечер мы были обязаны до блеска начищать свою обувь, носить галстук и костюм, штудировать уроки до десяти вечера, молиться восемь раз в день. Помню, у меня были тесные легкие ботинки, в которых я постоянно отмораживал ноги и плакал от боли. За любую провинность учитель избивал ученика линейкой, вытаскивая его из-за парты за ухо. Иногда нам разрешали смотреть телевизор, но каждый раз там показывали какой-нибудь детектив с Делоном.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или