Полная версия сайта

Мать последней русской императрицы Алиса Гессенская

В Сандрингем великая герцогиня Алиса Гессенская спешила просто неприлично и ругала себя за это.

Первый — гуляка с неважной репутацией; два других — романские католики, что крайне нежелательно. Людвиг Гессенский, на котором в конце концов остановила выбор королева, был захудалым принцем, за которого могли выдать разве что в наказание. Понимая, что, по всей видимости, это ее последний шанс, Алиса дала согласие на брак с Людвигом, которого видела до этого всего пару раз.

По сравнению с пышной свадьбой, которую закатили старшей дочери Виктории — Викки, скромная церемония бракосочетания Алисы и Людвига Гессенского, смазливого шатена, прямого как палка, неулыбчивого, напоминала свадьбу скромной сельской девушки.

Событие отмечали 11 июля 1862 года в отдаленной резиденции Осборн в присутствии от силы 20 гостей, что совершенно небывалый факт для торжества такого рода. Со стороны эту странную свадьбу легко можно было спутать с похоронами, потому что все, кроме жениха, невесты и ее трех подружек, были одеты в траур по случаю кончины принца Альберта, которая произошла меньше чем за год до этой даты. Едва закончилась служба архиепископа Йоркского и молодые поставили свои подписи в журнале госрегистраций, как тотчас им пришлось поменять платье снова на черное. Так в трауре и сели вечером на корабль, увозивший Алису в чужую для нее страну мужа. Прощай, детство, родительский дом, Англия!

Алиса вышла замуж за Людвига Гессенского, которого видела до свадьбы всего пару раз

Алису выпихнули отсюда, точно падчерицу, и больше никогда не пустят обратно.

Немецкая земля так и не стала для нее домом, ей не удалось полюбить тесные средневековые улочки, мрачноватый замок Кранихштайн, который свекор, скрепя сердце, отдал им во владение только через несколько лет после свадьбы — он был жаден и скуп, ни в грош не ставил собственную жену Елизавету и позволял себе публично ее унижать. Что касается мужа Алисы — Людвига, или Луи, как его звали домашние, то Алиса очень быстро поняла, что между ними нет и никогда не будет ничего общего: этот резкий, громогласный, слишком прямолинейный человек считал своим призванием армию; дети — а Алиса со временем родит ему семерых, — ему мешали, солдаты были куда покладистее и понятнее его сердцу.

«Я приказал!» — было любимой его присказкой, и резко выброшенная рука с указательным пальцем обычно показывала на желательное действие.

В Дармштадте Алиса осознала, что попала в изгнание, у нее нет ни друзей, ни своего круга, новые родственники ею пренебрегали, а привлекать к себе местную аристократию у нее попросту не было средств, ведь от матери она получила смехотворное приданое: всего 6 тысяч фунтов стерлингов ежемесячного содержания — жалкие гроши для дамы ее положения! В отличие от старшей сестры Викки, которая у себя в Берлине устраивала пышные балы каждый сезон, Алиса с Людвигом не могли себе позволить потратиться на бал даже на Рождество! Приглашения матери на роскошные праздники в родной Лондон теперь воспринимались чуть ли не как издевательство — у Алисы не было для этого достойных туалетов!

К тому же множились недоразумения с матерью.

Негласный закон общения королевы с замужними дочерьми гласил: каждый день им следовало писать матери очень подробное письмо с полным отчетом обо всем — не только о происходящих событиях, но и о мыслях, чувствах, подозрениях, ощущениях. Виктория в ответ посылала им перечень добрых советов по самому пустячному поводу, подлежащих обязательному исполнению. Старшая Викки следовала устоявшемуся правилу уже долгие годы, а Алиса однажды поняла: все, больше она не может! И избавила себя от труда писать Виктории ежедневные пространные отчеты.

В родной Лондон в первый раз с начала «ссылки» Алиса попала только после рождения дочери Виктории. Королеве не терпелось увидеть внучку.

Но Алиса устроила матери испытание, к которому та оказалась не готова. О ужас! Дочь кормила малышку грудью... Ее доктор посоветовал это?! «Алиса ведет себя как грязное животное, — возмущалась Виктория, — только самки животных сами выкармливают детенышей, но не королевская дочь!»

В Дармштадте великой герцогине, в сущности, не с кем было общаться, она много времени посвящала книгам и постепенно понимала, что ее все больше привлекает медицина. У нее просто руки чесались лечить, бинтовать, накладывать примочки… Если заболевали ее дети, она всегда ухаживала за ними сама.

Дошло до того, что в одной из больниц Дармштадта Алиса обманула местного лекаря, сказав, что она из семьи простой прачки, незаконнорожденная, но у отца водятся денежки, поэтому она будет платить за свое образование.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или