Полная версия сайта

Августин Бетанкур: инженер-механик, любимец Александра I, потомок королей

В семействе Бетанкур считалось, что древняя, похожая на меч шпага принадлежала самому знаменитому представителю их рода.

Под началом Августина Бетанкура в 1817 году был построен московский Манеж. Архитектор спроектировал гигантские деревянные стропила без промежуточных опор, перекрывающие 45-метровые пролеты. Аналогов этому решению в мире еще не было...

Император не стал позорить его отставкой, он поступил куда хуже: сохранил за испанцем должность, назначив второго главу ведомства, своего дядю, герцога Александра Вюртембергского. Тот повел себя так, будто Бетанкура не существует...

Сломался Августин Августинович в Нижнем Новгороде, во время инспекционной поездки: там ему сообщили о смерти любимой дочери, скончавшейся во время родов. С Бетанкуром случился удар. После болезни он сильно сдал, и тут герцог Вюртембергский выжил его и из Комитетта, и из института Корпуса инженеров путей сообщения, и даже из казенной квартиры. В Зимний дворец его больше не приглашали, император не слал ему дружеских записок. Порой Бетанкуру казалось, что он слышит голос царя: — Дела в вашем ведомстве обстоят превосходно, уважаемый Августин Августинович, но вы для меня более не существуете…

Узнав, что император посетил его любимое детище, Институт Корпуса инженеров путей сообщения, и поблагодарил герцога Вюртембергского за превосходную постановку дела, Бетанкур почувствовал, что у него замирает сердце, кружится голова и подкашиваются ноги.

Ведь это он создал институт, посвятил ему жизнь, собрал профессоров, разработал учебные программы — а теперь его вымарывают, стирают из истории института, словно чернильное пятно… Во время рассказа о том, как император ходил по институту и хвалил порядок, чистоту и новые мундиры, Бетанкуру стало дурно. Умер он к вечеру, скромные похороны семья оплатила сама, за гробом шло всего несколько человек.

Больших денег он после себя не оставил, на надгробный памятник скинулось нижегородское купечество.

Любимцем нового монарха Николая I стал Огюст Монферран. Он воплощал идеи Бетанкура, строил, используя его механизмы, получал царские награды и не думал о том, что в ближайшем окружении наследника служит скромный гвардейский офицер Альфонсо Бетанкур.

Вдова и дочери Бетанкура давно уехали из России, а сын остался и сделал блестящую карьеру, став генерал-адъютантом Александра II, взошедшего на престол после Николая I.

Бетанкур-старший обеспечил будущее Монферрана, ведь у приехавшего из Франции выскочки было много врагов среди чиновных петербургских архитекторов, и император сомневался в том, что Исаакий должен строить безвестный юнец.

Монферрана спасла придуманная и вычерченная Бетанкуром модель собора. Огромный раскрывающийся макет обошелся в 80 тысяч рублей и был так хорош, что Александр I поверил в Монферрана. Благоволил ему и Николай I, а вот его сын относился к зодчему иначе. Альфонсо Бетанкур часто рассказывал цесаревичу Александру, что Монферран присвоил чужую славу: без механизмов его отца не поднялась бы Александрийская колонна, не вырос бы купол Исаакиевского собора. До времени к наследнику не слишком прислушивались, да он и не выказывал свое мнение — но пришло время, и знаменитый Монферран обнаружил, что новый монарх относится к нему с легкой брезгливостью. За строительство Исаакиевского собора Монферран получил приличные случаю награды, чин действительного статского советника и 40 тысяч рублей серебром — в два с половиной раза меньше, чем за Александрийскую колонну, — но похоронить его в подземном приделе храма Александр II не позволил.

Могила Монферрана затерялась во Франции, и все же Альфонсо Бетанкур не чувствовал себя довольным. Вернуть отцовское имя из забвения он не мог, не мог и поквитаться со всеми, кто его предал: ревновавший к памяти Августина Августиновича Бетанкура герцог Вюртембергский позаботился о том, чтобы имя гениального испанца отовсюду исчезло.

Альфонсо Бетанкур умер, не оставив детей, его имущество пошло с торгов, фамильная шпага оказалась в лавке антиквара. Не стало последнего заступника Бетанкура, но нижегородские купцы еще долгие годы судачили о выстроившем им ярмарку иностранном министре из Петербурга.

Например, говорили, что садовником у Бетанкура работал открывшийся только ему сын казненного французского короля Людовика XVI, что инженеры отбирали у волжских крестьян детей, чтобы их съесть, а Бетанкур это запретил. Строя нижегородский Спасо-Преображенский собор, Бетанкур-де ради пущей долговечности велел замешивать раствор на испанской мадере. Поэтому в храме долгие годы несло винищем, и запах вводил духовенство в немалый соблазн. А в Петербурге он якобы сделал летающую по воздуху крылатую машину, пронесся на ней над Зимним дворцом, перепугав мирно пившую чай царицу, и за это его лишили чинов и сослали в Вятку… Наговорившись, купцы поднимали рюмки сорокаградусной в честь подарившего им прекрасный город гишпанского генерала, ученого господина Августина Августиновича Бетанкурова.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или