Полная версия сайта

Андре Агасси: как обыграть судьбу

Майк Агасси обожал теннис и жаждал сделать из сына лучшего игрока на свете.

Андре пережил настоящую драму, когда Венди, которую он знал с 9 лет, сказала, что их внутренние миры не соприкасаются и ей лучше пожить отдельно

Доктору он рассказывал о вечерних разговорах с братом Филиппом, основательно запуганным отцом, о том, как его баловал перебравшийся-таки в Штаты персидский дядюшка Исар, а сам вспоминал другое. Оклеенные вырезанными из журналов фотографиями стены — Перри Роджерс, долговязый нескладный парнишка, ухажер сестры Тами и его лучший друг, тащился от знаменитых спортсменов и фотомоделей. На самом видном месте в комнате Перри красовался плакат с пятнадцатилетней Брук Шилдс, снявшейся в рекламе джинсов Calvin Klein.

Андре очень нравилась похожая на порочного ангела Брук, иногда она ему даже снилась. Парень млел от рекламного слогана: «Ты знаешь, что между мной и моими джинсами?

Ничего!» Отправляясь во Флориду, в теннисную академию Ника Боллетьери, он выпросил у Перри плакат и взял его с собой. Андре спрятал его на самом дне своей сумки, среди вещей — так, чтобы до Брук не добрались другие ребята.

Академия Боллетьери была чем-то средним между монастырем и исправительным заведением для подростков: с воспитанниками здесь обращались жестко, но нравы у учеников были буйными, и Андре ждал от них любой каверзы. Отец узнал об этом питомнике будущих чемпионов из телевизионной передачи, с трудом наскреб 6 тысяч долларов, которых должно было хватить на 3 месяца обучения, и отправил выигравшего несколько молодежных турниров сына к Боллетьери. Семья Андре жила небогато, но то, что мальчик там увидел, его поразило. Несколько дощатых бараков, огромные комнаты с железными кроватями, на завтрак бутерброды и сваренные вкрутую яйца, которых не хватало на всех, на обед — тошнотворное месиво из мяса и овощей.

Здесь каждый стоял за себя сам, рассчитывать на защиту учителей не приходилось. Парня из его комнаты, корейца, как-то задел здоровенный швед из соседней группы; после этого Ким полчаса растягивался и разминался, затем туго перебинтовал щиколотки и, когда обидчик снова к ним заглянул, подпрыгнул и ударил его ногой в зубы, да так сильно, что раздробил челюсть. Никаких последствий инцидент не имел: пострадавшего унесли в медпункт, неделю он отлеживался, а потом пара встретилась на корте…

В академии Андре было плохо, по вечерам, спрятавшись под одеялом, он считал дни, оставшиеся до возвращения домой, а потом рассматривал вытершийся и истлевший плакат с Брук Шилдс в джинсах от Calvin Klein.

День шел за днем, отъезд приближался, но как-то раз на его игре оказался один из старших преподавателей, правая рука Боллетьери. В академии учились двести мальчишек, Агасси был новичком и раньше не попадался на глаза начальству. Тренер наблюдал за ним минут десять и послал за шефом. Боллетьери стоял у корта до конца игры, а потом велел Андре идти с ним. Вернувшись в свой кабинет, он набрал номер его отца.

— Мистер Агасси? Я хочу сообщить вам приятную новость — ваш сын очень талантлив. А впрочем, нет — он исключительно талантлив, и я собираюсь заниматься с ним лично. Я сделаю из парня мегазвезду, он станет первой ракеткой мира… Что?

Андре не выдерживал психологической нагрузки: ему хотелось показать лучший в мире теннис, но каждый заведомо слабый соперник начинал вести в счете

Какие три месяца?! Мистер Агасси, мне не нужны ваши деньги. Я рву ваш чек и собираюсь заниматься с Андре бесплатно.

Он остался у Боллетьери, и спартанский режим превратился в адский. Ник стал его личным тренером и начал переучивать: отец любил игру у сетки, Боллетьери предпочитал заднюю линию. Он не давал Андре пощады, выжимал все соки: с утра воспитанников отвозили в общеобразовательную школу, там с ними занимались по сокращенной программе, а потом начинались тренировки; уроки Андре делал по ночам. Точнее, должен был делать, но сил не оставалось, страшно хотелось спать, и он махнул рукой на уроки, а потом и на школу. Исключить Агасси не могли — школа была частной, ее кормил договор с Академией Боллетьери. Ник нашел выход: Андре перевели на заочную форму обучения — ему передавали задания, он пересылал их домой, в Вегас, а там над задачками и сочинениями корпела мать.

В школу он больше не ездил и все свое время проводил на корте. Постер с Брук Шилдс больше из сумки не доставал: теперь у него появилась настоящая девчонка, одна из учениц Академии. Но Брук продолжала ему сниться, понемногу превращаясь в устойчивый, не поддающийся коррекции сексуальный психоз. Андре и не подозревал, что с каждым выигранным турниром их встреча становится все ближе...

На деньги он играл с 9 лет. Мальчик был чуть больше собственной ракетки, когда отец, завсегдатай вегасских теннисных кортов, начал выпускать его против людей с деньгами, а потом — против приезжих, поскольку местные скоро поняли, что маленький Агасси никогда не проигрывает.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или