Полная версия сайта

Тайна Гентского алтаря

«Мы вас расстреляем, мадемуазель», — с изысканной вежливостью заявил Роз Валлан галантный подтянутый нацист.

— гоготнул другой офицер. — Они хороши разве что в искусстве любви. Но не эта выдра, понятно, — и мужчины залились смехом.

Немцы не догадывались, что «выдра» понимает по-немецки. До войны она множество раз бывала на художественных выставках в Германии и выучила этот язык. Унижение жгло Роз глаза и уши, но пока единственным реваншем стало то, что она плюнула в каждый бокал перед тем, как подать их нацистам.

Шел конец 1943 года, когда Роз, только что вышедшую поздним вечером из музея, тронул за локоть незнакомец в штатском, говоривший по-французски с сильным английским акцентом.

— Мадемуазель Валлан, я из спецотделения защиты памятников культуры армии союзников. Меня зовут Джеймс Роример.

Мне поручено расследовать все, что касается награбленных нацистами произведений искусства в Париже.

— Откуда мне знать, что вы не лжете? И почему я должна доверять вам? — холодно спросила Роз.

— Я вообще-то искусствовед, специалист по средневековой живописи, так же как и вы. Читал ваши статьи и знаю вас заочно. Только вы из Лувра, а я из нью-йоркского Музея Метрополитен. Моя диссертация была посвящена работе братьев ван Эйк — Гентскому алтарю. Возможно, вы о ней слышали…

Услышав «Гентский алтарь», Роз подскочила на месте. Возможно, она знает?! Да это самая дорогая ее сердцу реликвия! Дорогая в том числе и по сугубо личным причинам.

Джеймс Роример расследовал все, что касалось похищенных и вывезенных фашистами из Парижа произведений искусства

— Сколько панелей у этого алтаря? — тоном сурового экзаменатора спросила Роз, не спуская глаз с американца. — Правильно, 24. А сколько фигур на нем изображено?

— 258, — радостно глядя в ее суровые неулыбчивые глаза за стеклами очков, отвечал Роример.

Голос Роз явно потеплел:

— А обнаженные фигуры на алтаре есть?

Детский вопрос! Конечно, есть! Адам и Ева. Именно эти фигуры показались неприличными австрийскому императору Иосифу II, и тогда створки с их изображениями перенесли в церковную библиотеку.

…У него диссертация, а вот для Роз этот алтарь был связью с бабкой, с детством.

Гигантский алтарь братьев ван Эйк, трех с половиной метров в высоту и, наверное, не менее пяти в ширину, родом не из Франции, а из Бельгии, оттуда же, откуда происходила семья Роз Валлан по материнской линии. Домом алтаря, изображавшего поклонение агнцу из Откровения Иоанна Богослова, служил католический кафедральный собор Святого Бавона в бельгийском Генте. Какое все это имело отношение к Роз? А такое, что, хотя она и выросла в провинциальном французском городке Сент-Этьенн-де-Сент-Жуар, у нее в комнате над кроватью висела выцветшая репродукция гентского алтаря, принадлежавшая бабке. Роз рассматривала ее все свое детство и знала наизусть до мельчайших деталей — ей всегда казалось, что алтарь как-то по-родственному близок ей. Ни отец Роз — простой работяга-кузнец Франциск Валлан, ни ее мать — задерганная суетливая домохозяйка Розмари, кажется, за всю жизнь вообще ни разу не взглянули на картинку, зато Роз могла часами слушать рассказы бабки о чудесных свойствах удивительного алтаря.

Якобы именно из-за них за складнем веками велась самая настоящая охота и правители многих стран мечтали присвоить его. В конце XVIII века часть алтаря вывез Наполеон; в середине XIX века створки перепродали прусскому королю Фридриху Вильгельму III; во время Первой мировой войны германские войска тоже рыскали в поисках остальных частей алтаря, но, к счастью, так и не добрались до них — бельгийцы хорошо спрятали реликвию. Бабка внушала Роз, что такой интерес к алтарю вызван не только его художественными достоинствами; якобы братья-художники были тайными членами ордена тамплиеров и, владея оккультными знаниями, передали их потомкам в зашифрованной форме — на 24 панелях.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или