Полная версия сайта

Бывшая жена Кристовского: «Мне казалось, что я на табуретке, а муж расправляет на моей шее петлю»

Экс-супруга Владимира Кристовского Валерия рассказала о своем разводе с лидером группы «Uma2rman».

Корпуса пансионата сдавались внаем, мы поселились в двухкомнатной по сути квартире с ремонтом, который сильно поразил мое воображение. Казалось, что такая красота бывает разве что в журналах. Выгрузили все наши узлы, я стою со Стасей на руках, рядом всклокоченная Яся… «Ну вот тебе телефон моего директора, если что-то нужно, звони ему, потому что я завтра улетаю», — сказал Вова и был таков. Да! Денег еще дал. Тысячи полторы, которые я уже не знала, в какой носок и прятать. Еще дал инструкцию, что в магазины, которые мне завтра покажут, ехать надо на такси.

Ну что сказать? На такси в последний раз я ездила в глубоком детстве, кажется, с родителями в аэропорт. Каждый новый день тут неизбежно превращался для меня в стресс. В незнакомом месте я одна с двумя младенцами. Где мы находимся? Куда идти с коляской?

Я не могла понять, как определить ту продуктовую корзину, которая нам теперь доступна. А уж когда впервые увидела «Ашан»… Дома было все ясно — вот поликлиника, здесь молочная кухня, с утра на работу. А тут если заболеет кто? Система платной медицины, будучи до сего светлого момента мне недоступной, тоже вызывала панику…

У Яси, получившей нормальные игрушки, совершенно снесло крышу — она вообще никуда не выходила и только играла и играла, так же неистово, как молился ее отец. Перед Яськой за ее детство мне стыдно до сих пор, поэтому сейчас я позволяю ей немного больше юбок, чем диктует здравый смысл.

Я беспрерывно ела, потому что отродясь не имела доступа ко многим продуктам, которые теперь могла купить.

Я поселилась на кухне! Готовила и ела, ела и готовила — супы, салаты, рыбу... Вова говорил: «Купи-ка пойди семги», — и я балдела, что можно пойти и действительно купить целую прекрасную семгу. Дикой поначалу была, а Вова уже вылитый москвич! «А вот ты, допустим, знаешь, — спрашивает, — что есть коричневый сахар? Я в первый раз тоже удивился, когда увидел». Оказалось, в Москве-то с белым уже и чай-то никто не пьет, не принято. Освоила и сахар новый.

Правда, радовать он меня перестал достаточно быстро, как и все остальное. Одна и одна ведь… Никого не знаю, все вокруг чужое! Меня будто вырвали на другую планету. Хотя, может, это была обычная послеродовая депрессия… Но застрелиться хотелось безмерно! Я бесконечно названивала друзьям и знакомым в Нижний Новгород. Вызвала сестру, но состояние мое продолжало скатываться в бездну.

Помню, позвонила Вовке, он был где-то на гастролях, рыдала в трубку и не могла объяснить почему. Впала в состояние когнитивного диссонанса. Его нет, и высказать претензию, мол, негодяй, почему тебя нет, не могу — мужик же работает, просила, как говорится, — получи.

Так плохо я себя еще никогда не чувствовала. Были целые недели, когда я кормила детей, а потом садилась и часами смотрела в одну точку. Однажды, захлебываясь в рыданиях, объясняла мужу, что положение мое кошмарно, сил нет, того гляди с окошка прыгну. «Ну сигани, раз есть потребность! — сказал Вова. — Живем-то на втором этаже…» Стало еще обиднее, что он не понимает совсем, ведь я могу тогда на крышу залезть, и это будет уже третий этаж! Я чувствовала, что он существует где-то совсем в другой жизни и мне она недоступна.

Во-первых, у меня дети, один из которых грудной. Во-вторых, и... не зовут особенно. Вова рассказывал, как это круто — кататься на сноуборде, как научился, познакомился с ребятами, что горы бывают разными… Но для меня это все продолжало оставаться параллельной реальностью. Вот он заходит домой, мы смотрим телевизор, грызем семечки, хохочем, и вроде он — это он. А человек, который из телевизора пел «Ночной дозор», улыбался на вручении премий МузТВ, — кто-то другой, не очень мне знакомый.

Сейчас я уже понимаю, что была абсолютно не готова к такому прыжку. По сути, могла бы взять няню, ездила бы с мужем на доске… Но когда я созрела до этих решений, Вова уже в той реальности прочно поселился и места для меня там не осталось. Я сидела с детьми, а он ходил на премьеры.

Те редкие встречи, когда Вова, с учетом своей бурной личной жизни, проявлял ко мне хоть какой-то интерес, обязательно имели последствия

«Ой, сегодня я приду поздно. Ты ж понимаешь, концерт, пригласили, такое дело…» Вокруг него уже образовалось энное количество людей, и через их кольцо я пробиться не могла.

Нет, периодически Вова даже брал меня на какие-то мероприятия, но вскоре выяснилось, что для меня это тоже стресс. Когда с мужем заговорил мой любимый артист Евгений Миронов, я стояла рядом, тоже хотела как-то поучаствовать в разговоре, но в итоге спряталась за Кристовского. Миронов был для меня как коричневый сахар. Мне казалось, что я не такая, не смогу вписаться... Это с Вовой поет Людмила Гурченко, это ему подписывает книги наш с ним любимый писатель Борис Акунин. Правда, Евгений Гришковец после спектакля, на который мы ходили с мужем, подмигнул: «Какая вы молодец.

Такого мальчика воспитали!» Но это же была шутка!..

А однажды Вова забыл телефон. Единственный раз за 8 лет. И он зазвонил. Без какой-либо задней мысли ответила — вдруг что-то важное. Звонила девушка из газеты, хотела договориться об интервью, и я, как заправский секретарь, ей объяснила: «Вова отъехал, будет позже, но я обязательно скажу, что вы звонили». Приезжает муж, рассказываю, что его искали из газеты… Уже через секунду я ощутила острую потребность трепетной ланью сигануть от него метра на три. Настолько изменилось Вовино лицо: губы перекосило от ярости, глаза стали холодными, как две льдинки. «Никогда, ты поняла, никогда не смей прикасаться к моему телефону! Кто бы ни звонил, не смей брать трубку!» Он был реально зол. Так я смутно догадалась, что бесы, видно, снова проснулись.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или